№2(394)

Январь 2015

 Война Судного дня - выдумки и факты

Автор: Наум Сагаловский

  Сегодня, в воскресенье, начинается Йом-Кипур - Судный День, день покаяния, когда евреи молят Господа о прощении грехов. Господь же взвешивает  деяния евреев и записывает их имена в одну из двух лежащих перед Ним книг -  в Книгу жизни или в Книгу смерти. Желательно, чтобы все мы, уважаемые читатели-евреи (и не-евреи), попали  в Книгу жизни.
Сегодня же исполняется 36 лет с того дня, как в 1973-м году, в день Йом-Кипура, арабы вероломно напали на Израиль. Я расскажу вам  некоторые факты того времени. Источник моих сведений - замечательная книга Джона Лофтуса и Марка Ааронса " Тайная война против евреев", изданная впервые в 1994-м году на английском языке. У этой книги два эпиграфа. Первый (по-английски):  "Whatsoever ye shall do unto the least of men... so shall ye do also unto me. Jesus of Nazareth, called by the Romans King of Jews, circa A.D.32". Перевод примерно такой: "Всё, что ты воздашь самому ничтожному из людей, воздай и мне. Иисус из Назарета, называемый римлянами Царём иудейским, примерно 32-й год нашей эры". И второй:  "Fuck the Jews... they won't vote for us anyway. The Honorable James Baker, Secretary of State,  United States of America, circa A.D.1992". Эту фразу, я думаю, и переводить не надо, принадлежит она Джеймсу Бэйкеру, Государственному секретарю Соединённых Штатов Америки, год примерно 1992-й нашей эры. Вся книга - это история предательства евреев и Израиля Соединёнными Штатами и Великобританией. Лозунг "Fuck the Jews" вполне актуален и сегодня.

          Война в Йом-Кипур описана во многих книгах. Пишут, в основном, о том, что в начале 70-х годов прошлого века израильская разведка потеряла свой былой блеск, а это позволило арабам атаковать Израиль в 1973-м году. Нападение арабов в самый святой для израильтян день - Йом-Кипур - было неожиданностью для евреев. И лишь благодара героическому вмешательству американского еврея - Госсекретаря Генри Киссинджера Израиль был спасён от уничтожения. И несмотря на то, что арабы угрожали Соединённым Штатам прекращением поставок нефти, американцы возвели "воздушный мост", по которому поставляли оружие евреям. Когда же Советский Союз пригрозил вмешательством, президент Никсон по совету Киссинджера привёл американские вооружённые силы в полную боевую готовность на случай начала ядерной войны. Русские притихли, арабы отступили, и Израиль был спасён.
Такая версия событий кочует из книги в книгу. На самом же деле всё было совсем иначе.
Перед войной 1973-го года израильтяне чувствовали, что в арабском мире что-то происходит, но не могли установить, что именно. Главный враг Израиля Гамаль Насер успел уже скончаться, но его последователь Анвар Садат был ничуть не лучше. Голда Меир считала, что про-нацистская деятельность Садата во время второй мировой войны является свидетельством его ненависти к евреям.
Но Садат был не только одним из нацистов в арабской одежде. Он был умным политиком и пытался, хотя и безуспешно, залучить Америку в посредники для мирных переговоров с Израилем. Тогдашний Госсекретарь США Вильям Роджерс начал уже было переговоры с Садатом, но Киссинджер, будучи советником президента по национальной безопасности, всячески эти переговоры срывал, потому что не хотел отдавать Роджерсу лавры миротворца: он готовил эти лавры для себя. Поэтому инициатива Садата заключить мир с Израилем оказалась трагически неосуществимой, и Садат решил, что, если он не может убедить Израиль вернуть Египту Синайский полуостров, захваченный Израилем во время шестидневной войны 1967-го года, то он вернёт египетские земли силой.
Обиженный тем, что он не находит поддержки у Соединённых Штатов, Садат обратился к Советскому Союзу за военной помощью. Советский Союз с радостью согласился. Советское руководство взяло египетских военных командиров под своё крыло и объяснило, что причиной поражения арабов в шестидневной войне было не советское вооружение, а отсутствие разведывательных данных. Для того, чтобы помочь друзьям-арабам и восстановить пошатнувшееся положение Советского Союза на Ближнем Востоке, сотни агентов Главного Разведуправления были брошены в Израиль. Между 1967-м и 1973-м годами ГРУ проникло в самые секретные израильские коммуникации, определяя израильские источники в арабских странах и нащупывая слабые звенья в израильской  электронной  защите.
Надо сказать. что после шестидневной войны израильтяне несколько расслабились. Кроме того, насильственная депортация евреев из арабских стран и их преследования разрушили массивную сеть израильских агентов в этих странах. Мосад как бы ослеп. Зато арабские агенты были снабжены самым лучшим электронным оборудованием - по иронии судьбы, в их руках оказались американские системы спутниковой связи. Впервые в истории израильтяне не могли прослушивать арабов.
Советский Союз был более чем готов дать Садату разведывательную поддержку, но не сдержал обещания поставить в Египет ракетные системы для устрашения Израиля. Поэтому в 1972-м году Садат изгнал своих советских помощников из Египта и заявил обеим сверхдержавам, что они не поддержали его мирные инициативы, в связи с чем он восстановит честь своей страны силой.
Никто Садата всерьёз не воспринял - ни Советский Союз, ни Америка, ни Израиль. Для сверхдержав он был как бы одним из мелких лидеров Третьего мира, которого всегда можно приструнить. Израильтяне же оказались слишком самоуверенными в оценке Садата. Они должны были бы знать, что нефть Саудовской Аравии чрезвычайно важна для Америки и что Садат оказывает большое давление на саудовского короля Файсала. Между королём Файсалом и Садатом не было никаких политических разногласий - оба были арабскими националистами. Файсал, впрочем, был более решителен в желании уничтожить Израиль. Он не скрывал, что ненавидит евреев, и посоветовал однажды своим гостям из Франции не выпускать детей на улицу во время еврейских праздников, ибо это опасно. Вахаббизм, который охватил сейчас почти весь арабский мир, с его расистскими традициями процветал и тогда, в 70-е годы.
Саудовский антисемитизм, однако, тоже имел свои границы. В 1972-м году Файсал оказал Садату сопротивление и говорил, что нефть не должна быть использована в качестве политического оружия. Но уже в 1973-м году он неожиданно заявил, что изменил свою точку зрения на нефтяное эмбарго. На это повлияли несколько факторов.
Для начала, нефтяной рынок изменился коренным образом. Соединённые Штаты оказались зависимы от саудовской нефти, на 12 лет раньше подсчитанной специалистами даты (1985 г.), и зависимость эта могла только углубляться. Другим фактором для Саудовской Аравии была смерть Насера, при котором отношения двух стран были весьма натянутыми. При Садате эти отношения значительно улучшились. Кроме того, отказ Садата от советского влияния, которое было весьма сильно при Насере, также повлияло на точку зрения короля Файсала.
Впервые Египет стал ощущать поддержку Саудовской Аравии. Файсал считал, что без его поддержки Садат может опять обратиться к коммунистам. Саудовцы стали готовиться к экономической войне с западными "покровителями евреев". В мае 1973-го года король Файсал начал наступательную пропаганду: он заявил руководителям арабо-американской компании Арамко, что они должны изменить про-израильскую политику американского правительства, иначе будет приведено в действие арабское "нефтяное оружие".
Несколькими неделями спустя Файсал встретился с нефтяными магнатами США в Женеве. Его предупреждение было весьма понятным - американским интересам на Ближнем Востоке приходит конец, и нефтяные компании рискуют потерять всё. Король заявил, что Саудовская Аравия не будет стоять в стороне от своих арабских братьев. Нефтяные магнаты почувствовали, что они могут лишиться миллиардных прибылей, и всё это - из-за Израиля. Им казалось невероятным, что несколько миллионов евреев могут держать их, самых богатых и самых могущественных людей на земле, в заложниках. Поэтому, вернувшись в Вашингтон, они стали оказывать неимоверное давление на правительство страны, но обнаружили, что и Белый Дом, и Пентагон отказываются верить королю Файсалу.
Правительственные бюрократы слышали нефтяные угрозы и раньше, но теперь они явно недооценивали решимость Файсала. Одно дело, когда король угрожал нефтяным магнатам при частных встречах, но он стал выступать по телевидению и в других средствах массовой информации, недвусмысленно давая понять, что, поддерживая Израиль, Соединённые Штаты рискуют своими нефтяными запасами.
Даже в Госдепартаменте знали, что король никогда не отступится от своих заявлений. Если американское правительство, по мнению арабов, игнорирует угрозы, то новая война должна заставить его задуматься. 23-го августа 1973-го года Садат сообщил Файсалу, что он намерен напасть на Израиль. Файсал обещал его поддержать. Саудовцы были готовы бороться с евреями до последнего египетского солдата. Поддержка должна была быть финансовой и в виде нефтяного эмбарго.

          Несколькими днями ранее саудовский нефтяной министр шейх Ахмед Ямани стал намекать американским нефтяным компаниям, что намечается уменьшение добычи нефти, а это больно ударит по Соединённм Штатам. Ямани подчеркнул, что Генри Киссинджер и другие вводят в заблуждение президента Никсона относительно намерений Файсала и что Соединённые Штаты должны отказаться от своей политики поддержки Израиля, иначе они пострадают от последствий.
Нефтяные компании довели до Никсона свою главную мысль: пусть лучше страдают евреи, чем их бизнес.
Хотя вся эта каша была заварена арабами, президент Никсон неожиданно стал обвинять в проблемах Ближнего Востока и арабов, и евреев, и потребовал, чтобы и те. и другие начали мирные переговоры. Между тем, весь мир охватила угроза "энергетического кризиса", и администрация Никсона решила, что пора менять политику во избежание возможного краха. К осени 1973-го года американские потребители были на грани паники, и цены на бензин поползли вверх.
В середине сентября 1973-го года арабские производители нефти усилили свой нажим. Организация экспортёров нефти ОПЕК потребовала выработать новую политику и назначила совещание своих членов на 6-е октября. Американские нефтяные гиганты решили объединиться в один блок с европейскими для противодействия арабам, но для этого необходимо было специальное разрешение Департамента юстиции, поскольку такое объединение нарушало противокартельные законы. Юристы Департамента юстиции посчитали это решение сговором нефтяных компаний для повышения цен на нефть. Тогда нефтяные компании, для защиты своих интересов перед Департаментом юстиции, пригласили в качестве адвоката юриста Джона МакКлоя. Этот юрист не отличался любовью к Израилю и евреям. Во время Второй мировой войны он, будучи лицом официальным, подписал приказ о том, чтобы американские самолёты не бомбили газовые камеры в гитлеровских концлагерях, и он же позднее освобождал нацистских военных преступников, заключённых в Нюрнберге. МакКлой добился от Департамента юстиции разрешения на объединение нефтяных компаний.
Однако, было уже поздно. Мусульманский мир тайно готовился к войне. Различные американские разведслужбы заметили, что угроза войны на Ближнем Востоке увеличилась. Когда египетская армия стала наращивать свою мощь, 26-го сентября ЦРУ передало Израилю сообщение о том, что война неизбежна.
Израильтяне ответили американцам, что волноваться не следует и что арабы смогут атаковать Израиль только через несколько лет. Наращивание военной мощи Египтом, заявили израильтяне, является обычными военными манёврами, которые были давно и официально объявлены. В начале октября ЦРУ и израильская разведка получили дополнительную информацию о том, что военные манёвры должны скоро закончиться, египетские офицеры демобилизованы и отправились пилигримами в Мекку. В конце первой недели октября все успокоились. Израильтяне не замечали, что вокруг них вот-вот разразится буря.
1-го октября 1973-го года лишь десять человек в Египте знали о том, что их военные манёвры являются началом настоящей войны. 3-го октября Египет согласовал с Сирией день и час нападения на Израиль - 2 часа дня 6-го октября. Сирийцы поставили в известность своих советских советников. Арабский мир строго хранил свой секрет. И лишь один посторонний источник обладал этим секретом - американское агенство по национальной безопасности, которое прослушивало советские линии связи. Основываясь на сентябрьских подозрениях ЦРУ, агенство усилило электронное прослушивание и наткнулось на несколько сообщений советского посольства в Египте об эвакуации персонала. 4-го октября агенство по национальной безопасности знало уже без всякого сомнения, что нападение на Израиль произойдёт во второй половине дня 6-го октября.
Никсоновский Белый Дом приказал агенству не делиться этой информацией ни с кем. Один из сотрудников агенства позднее рассказывал об этом так: "Мы знали, что это (нападение  на Израиль) произойдёт. Мы знали когда. Мы знали где. Но нам приказали молчать и не мешать тому, что случится". Не в первый раз уже американская разведка играла на руку врагам Израиля буквально накануне нападения, за несколько часов до арабского вторжения.
Политики в Белом Доме, казалось, не понимали, что израильские генералы мало что могли бы сделать для защиты страны, получив предупреждение за два или три часа до нападения. Израильский план мобилизации резервистов был рассчитан на 16 часов. В течение этого времени несколько передовых частей должны были защищать границы любой ценой, пока резервисты со своим оружием  добирались бы до линии фронта. В Израиле в военное время население должно использовать свои автомашины для того, чтобы досталять резервистов к их позициям. Такой мобилизационный план осуществляется без проблем, если предупреждение получено за 16 часов до нападения. Предупреждение, полученное за 8 часов, уже создаёт хаос. Предупреждение, полученное за 2 часа - это уже катастрофа.
Во многих отношениях, именно Белый Дом был причиной катастрофы первых дней войны в Йом-Кипур, потому что знал о нападении Египта и Сирии на Израиль за 30 часов до его начала, но сообщил об этом в самый последний момент.
Вечером 5-го октября, в то время, когда уже велась эвакуация семей советских представителей в Египте и Сирии, ЦРУ и т.н. Наблюдательный комитет рапортовали, что шансы на арабо-израильскую войну очень малы. В тот же день израильская разведка продолжала считать, что нападение арабов на Израиль маловероятно. Лишь американское агенство по национальной безопасности знало о том, что арабы готовят Израилю свою версию Пирл-Харбора. Десятки сообщений об этом были посланы по секретным каналам в никсоновский Белый Дом. Администрация Никсона знала о том, что нападение состоится 6-го октября, по крайней мере за два дня до этого. Но никто из никсоновского Белого Дома не предупредил Израиль об этом заранее! Никсон хотел преподать Израилю урок. У него были для этого причины, поскольку израильтяне хорошо знали его неблаговидное прошлое и могли причинить ему политический ущерб.
Судя по материалам Уотергейта, Никсон вообще боялся евреев. Он составлял списки своих врагов и вёл учёт тому, сколько евреев имеется в его администрации. Его паранойя по отношению к евреям стала причиной небольшой неприятности для республиканцев, когда один из партийных функционеров должен был уйти в отставку из-за того, что он по поручению Никсона вёл перепись евреев в одном из правительственных учреждений. Антисемитизм в высших кругах Соединённых Штатов - дело обычное, и Никсон, как и предыдущие республиканские лидеры, знал, что евреи за него не голосовали.
Вероятно, Никсон в 1973-м году решил, что настало время показать евреям, что с ним надо считаться. Вероятно также, что Белый Дом полагал, что его сговор с агенством по национальной безопасности об умолчании даты и времени нападения арабов на евреев никогда не будет раскрыт. И вероятно ещё, что администрация Никсона верила в то, что американские нефтяные интересы ничуть не пострадают от молчаливой помощи арабской разведке, когда Белый Дом приказал агенству по национальной безопасности ничего не сообщать Израилю. Как бы то ни было, в сентябре и октябре 1973-го года никсоновский Белый Дом закрыл глаза на планы Садата совершить нападение на евреев.
Арабские диктаторы тоже держали язык за зубами, не вели переговоров по телефону и успешно планировали нападение, отвлекая внимание израильской разведки. Совещание ОПЕК должно было начаться 6-го октября в Вене, всё выглядело, как обычно. Саудовская делегация отбыла из Риада в Вену.
За несколько часов до нападения Белый Дом уведомил, наконец, Тель-Авив об опасности. Нападение должно было быть произведено на двух фронтах, но Белый Дом настаивал на том, чтобы Израиль не наносил никаких предупреждающих ударов по арабам и вообще - не стрелял первым. Киссинджер предупредил, что для получения американской поддержки Израиль не должен даже начинать мобилизацию до тех пор, пока арабы не начнут своё вторжение. У Израиля не было уже времени на проведение мобилизации, поэтому страна согласилась на требование Киссинджера. Израильский кабинет министров как раз обсуждал этот вопрос, когда нападение совершилось. Министр обороны Моше Даян требовал начать мобилизацию немедленно, но Голда Меир, будучи премьер-министром, категорически возражала, ссылаясь на требование Киссинджера.
Нападение арабов в 1973-м году было, откровенно говоря, катастрофой для Израиля. Израильские передовые части были сметены египетской армией, которая использовала водомёты высокого давления для разрушения песчаных заграждений (так называемой "линии Барлева") и пересекла Суэцкий канал. На северном фронте сирийские танковые бригады в течение нескольких часов преодолели израильское сопротивление. В этот день Киссинджер неожиданно исчез, и никакой связи с ним не было. Существует мнение, что он совершенно сознательно поставил Израиль под удар, скрылся в день нападения и ждал ещё три дня, после чего потребовал созыва Совета Безопасности ООН. Впрочем, и Советский Союз избрал выжидательную тактику тоже. Обе сверхдержавы полагали, что они получат какие-то преимущества, не требуя немедленного прекращения огня.
Киссинджер хотел принудить Израиль согласиться с резолюцией ООН № 242, по которой Израиль должен был бы вернуть арабам земли, захваченные в войне 1967-го года. Поэтому администрация Никсона стала затягивать время. Вместо того, чтобы немедленно направить в Израиль необходимое вооружение, министр обороны США Джеймс Шлесингер заявил, что США должны отойти в тень, чтобы не вызывать реакции арабских стран на нефтяном рынке.
Начало войны дало арабским странам на венском совещании ОПЕК моральный толчок. Нефтяные компании предложили повысить цены на нефть на 15 процентов, но арабы хотели поднять цены в два раза больше. Впервые в истории арабские армии одерживали победу над Израилем, и настало время надавить на Запад. Любой стране, которая могла бы помогать Израилю, грозило нефтяное эмбарго. В то время, когда существование Израиля, равно как и западные экономики, висели на волоске, нефтяные магнаты хотели, чтобы их политические хозяева отвернулись от евреев.
12-го октября нефтяные магнаты США через своего адвоката МакКлоя направили Никсону письмо, в котором выражали опасение, что возможная помощь Израилю со стороны США "отрицательно отразится на наших отношениях с умеренными арабскими нефтепроизводящими странами". Эта помощь может привести к обширному нефтяному кризису и открыть Ближний Восток для японского, европейского и советского проникновения. Экономика и национальная безопасность Соединённых Штатов, писали они, находятся в состоянии риска.
Пока длились эти нефтяные разговоры, арабы убивали израильтян. Когда евреи умоляли прослать обещанные им запасные части к военному оборудованию, американцы отвечали, что ни одна авиакомпания не хочет направлять свои самолёты в зону военных действий. Израильский посол ежечасно звонил Киссинджеру и спрашивал, в какие игры тот играет.
В понедельник 8-го октября, на третий день войны, благодаря такой американской игре, Израиль потерял несколько тысяч солдат, в первый же день погибло больше людей, чем за всю шестидневную войну 1967-го года. Были уничтожены более 500 израильских танков. Израильские самолёты были повреждены советскими ракетами, нехватало запасных частей к самолётам, и обещанная американская помощь самолётами пропала где-то в вашингтонской бюрократической машине. Всё сводилось к танковой войне, в которой у арабов было численное превосходство. Более того, к началу войны некоторые израильские соединения имели только 7-дневный запас аммуниции.
В тот же понедельник израильские командиры рапортовали, что их орудия замолчат через 4 дня. Моше Даян был в полной растерянности. Голда Меир рассказала одному из своих близких друзей, что Даян посоветовал ей начать с арабами переговоры о сдаче. Этот близкий друг уже разработал план, по которому Голда и он должны были покончить с собой.
Соединённые Штаты стали действовать только тогда, когда у Израиля были почти полностью исчерпаны военные резервы. Белый Дом, как говорится, припёр евреев к стенке. На шестой день войны американцы предложили установить перемирие и приступить к переговорам. Один из высших американских чиновников проговорился о том, что американская политика направлена на победу Израиля, но при условии, чтобы Израиль пролил побольше крови и был вынужден сесть за стол переговоров с арабами. Тайным архитектором этой политики был никто иной как Генри Киссинджер.
Белый Дом, однако, пришёл к пониманию того, что Израиль пролил крови больше, чем предполагалось, и находится на грани краха. 12-го октября Никсон получил от Голды Меир письмо с мольбой о помощи. Между тем, Советский Союз начал массивную операцию по поставке нового вооружения Египту и Сирии взамен израсходованного. Стало ясно. что без такой же операции со стороны Соединённых Штатов Израиль наверняка будет уничтожен.
Человеком, которому отданы лавры спасителя Израиля, считается Генри Киссинджер. Это он, якобы, сказал Никсону, что Америка не должна позволить советскому оружию победить Израиль. Сам же он, как мы  знаем, не сообщил Израилю о готовящейся войне и спокойно стоял в стороне, но когда речь зашла о том, что Советский Союз - противник США в холодной войне - может одержать верх, стал действовать быстро и решительно. Американцы сообщили Израилю, что они начнут поставки вооружения, но так, чтобы арабы от этом не узнали. Поставки будут осуществляться самолётами в ночное время. Никсон лично попросил Португалию предоставить для этой цели военную базу на Азорских островах, откуда под покровом ночи должны были бы вылетать американские самолёты. Близость Азорских островов к Израилю давала американским самолётам возможность возвращения на базу до восхода солнца, и США как бы сохраняли нейтралитет. Этот план провалился в первый же день из-за перемены направления ветра на Азорских островах, и американские транспортные самолёты приземлились в Израиле в середине дня.
Арабы поняли, что США стали открыто поддерживать Израиль, с другой стороны - эта поддержка подняла боевой дух израильской армии. И действительно, на следующий же день, 15-го октября, израильтяне осуществили успешную контратаку и заставили египтян отступить в тот момент, когда они, казалось, были уже на грани уничтожения. Киссинджер и Шлесингер своими поставками вооружения спасли Израиль, несмотря на риск ответных санкций со стороны арабских стран. Так, во всяком случае, утверждают книги по истории.
Но такая версия является неправдой.

          Киссинджер не был спасителем Израиля. Наоборот, он предал Израиль в самый тяжёлый для страны момент. Он не был антисемитом, но и не был приверженцем сионизма. Израильтяне говорили, что религиозную принадлежность Киссинджера следовало бы изменить с "еврея" на "самовыдвиженца". Для того. чтобы понять Киссинджера, надо знать, откуда он появился. Он был профессиональным разведчиком, работавшим на братьев Даллес. Аллен Даллес очень его ценил.
После Второй мировой войны сержант Киссинджер, благодаря своему интеллекту, из армейской контр-разведки попал в более престижную организацию - Military Intelligence Service. Эта организация под руководством Даллеса занималась вербовкой бывших нацистов, которых Даллес считал "борцами с коммунизмом". В 1946-м году капитан Киссинджер неожиданно становится гражданским инструктором в разведывательной школе в Германии. Никто никогда не считал, что Киссинджер лично вербовал нацистов, но он, безусловно, знал об этой деятельности Даллеса, а язык держал за зубами. Осенью 1947-го года он участвовал в тайной операции по вербовке для Даллеса иностранных студентов в Гарвардском университете. Окончив Гарвард, Киссинджер стал консультантом в оффисе операционных исследований, руководимом Даллесом, где, в частности, интервьюировал бывших нацистов для работы в разведке против Советского Союза. В 1952-м году Киссинджер стал уже консультантом отдела психологической стратегии Совета по национальной безопасности, этот отдел был предназначен для поддержки разработанных Даллесом тайных полувоенных операций. Кроме того, этот отдел занимался вопросами засылки бывших нацистов за железный занавес в качестве "борцов за свободу" при администрации Эйзенхауэра и Никсона.
В 1954-м году Нельсон Рокфеллер стал координатором Белого Дома по вопросам холодной войны,  вслед за этим Киссинджер пошёл на повышение и стал консультантом по разработке секретных операций против иностранных правительств при Совете национальной безопасности. Он работал в этой должности и тогда, когда руководителем операций в 1955-м году стал вице-президент США Никсон.
К тому времени, когда в 1968-м году Никсон стал президентом, Киссинджер был уже старым профессионалом в шпионской работе. Через несколько дней после избрания его президентом, Никсон предложил Киссинджеру стать во главе Совета по национальной безопасности с тем, чтобы эта организация заменила ЦРУ в разработке государственной политики. Киссинджер, счастливый оттого, что Никсон признал его, лез вон из кожи, чтобы доказать свою лойяльность. Он дошёл до того, что не допускал своих еврейских подчинённых, в частности, Мортона Гальперина, к участию в совещаниях, касающихся Израиля. Новый президент не скрывал своего недоверия к евреям, мало того - он привлёк бывших фашистов в Национальный комитет республиканской партии.
Киссинджер всегда отрицал своё участие в вербовке нацистов и вообще в разведывательной работе. С точки же зрения израильтян, Киссинджер вполне мог бы называть себя арабом.  Это он требовал, чтобы Израиль не начинал мобилизацию до вторжения в страну арабов. Это он скрыл от евреев дату и время нападения. Это он исчез вдруг в первый день войны и ждал ещё три дня, прежде чем поставить вопрос об арабском вторжении на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Израильтяне считают, что именно Киссинджер откладывал операции по поставке Израилю снаряжения в разгар войны в Йом-Кипур, а затем отказался поставлять это снаряжение, кроме как под покровом ночной темноты. Вместо того, чтобы стоять рядом с единственной демократией на Ближнем Востоке, Киссинджер продал евреев арабам за их арабскую нефть. Зато потом, став уже Государственным секретарём, Киссинджер захотел получить лавры за "мирные" переговоры, в результате которых Израиль должен был бы вернуть арабам территории, занятые в войне 1967-го года. Одно упоминание имени Киссинджера вызывало ярость у членов израильского кабинета министров. Впрочем, Киссинджер, как уже говорилось, не хотел поражения Израиля, он хотел только, чтобы евреи пролили "немного крови", но это желание чуть не стоило Израилю его существования.
Ни Киссинджер, ни израильтяне не знали, однако, что Советский Союз оказывает давление на арабов, чтобы те нанесли Израилю последний и сокрушающий удар. Советская разведка, которая проникла в израильские средства связи, передавала арабам сведения о растерянности израильских руководителей. По наущению советских советников, другие арабские страны тоже вступили в войну с Израилем. Неожиданно на Голанских высотах появились две иракские танковые дивизии, насчитывающие 1200 танков и 30 тысяч человек. Когда 9-го октября Киссинджер предложил обсудить в ООН вопрос о прекращении огня, арабские представители ответили дружным смехом.
Не Киссинджер спас Израиль. В то время, пока Никсон, получив 12-го октября от Голды Меир письмо с просьбой о помощи, решал, как ему выкрутиться из щекотливого положения, помощь Израилю пришла со стороны главы никсоновского кабинета - генерала Александра Хейга. Во-первых, Хейг скрыл на несколько дней от Никсона полученное им письмо от нефтяных компаний с предложением дать арабам возможность поднять цены на нефть. Есть мнение о том, что, знай Никсон об едином фронте американских и арабских нефтяных компаний, он наверняка отвернулся бы от Израиля. Во-вторых, скрыв письмо, Хейг дал Никсону время для того, чтобы мольба Голды Меир произвела на него нужный эффект и для того, чтобы Белый Дом уяснил себе арабо-советскую угрозу.
За спиной Киссинджера Хейг взял дело помощи Израилю в свои руки в первый же день войны. В субботу 6-го октября он сообщил израильской разведке, что США обладают новым оружием, которое может остановить арабские танки, и если Израиль пришлёт группу своих командиров для обучения, то это оружие будет передано Израилю. Речь шла о разработанных в США новых оптически направляемых ракетах, о которых знали только Англия и Западная Германия. По-английски эти ракеты называются TOW - tube-launched, optically tracked, wire-guided missiles. Такие ракеты могли уничтожать движущиеся танки на расстоянии до 3-х километров с коэффициентом попадания 97 процентов.
Через день специальный самолёт ЦРУ доставил из Израиля на военную базу в Форт Беннинг в штате Джорджия 40 полевых командиров. Они были поражены действием новых ракет, и после прохождения тренировочных курсов, 14-го октября вернулись в Израиль, как раз накануне массированнолй атаки египетских танков на Синайском полуострове.
Тем временем, пока Киссинджер и Шлесингер водили израильтян за нос, генерал Хейг демонтировал все ракеты на восточном побережье США и в Германии и направил их в Израиль. Отправить ракеты оказалось делом несложным - можно было загрузить десятки ракет в один самолёт.
Историки полагают, что Израиль был готов использовать для своей защиты ядерные бомбы. США и Советский Союз в то время считали, что у Израиля есть только три тактические ядерные боеголовки, и эти боеголовки вряд ли помогли бы против 4-х тысяч арабских танков, расположенных на израильских границах. С другой стороны, четыре тысячи ракет могли бы в корне изменить положение. Американские ракеты, посланные Хейгом, пришли как раз к началу египетского наступления. Израильская разведка узнала. что египетские бронетанковые дивизии будут атаковать последние израильские укрепления в проходах Митла и Гиди на Синае. 14-го октября американские ракеты разнесли египерские танки на куски.
Своими действиями Хейг спас репутацию Киссинджера. Американское вооружение, посланное по требованию Киссинджера, пришло позже атаки египтян. Когда первая партия этого вооружения стала выгружаться из самолётов, битва в Синае была уже почти закончена. Того же 14-го октября, задействовав американские ракеты, Израиль вернул свои ядерные бомбы на место их хранения. 16-го октября советский премьер Косыгин вылетел в Каир и посоветовал Садату требовать прекращения огня.
Египтяне и их советские помощники считали, что арабские танки были поражены с воздуха. Зная, что Хейг практически поставил на карту свою карьеру, израильтяне помалкивали о полученных ими ракетах. Лишь позднее стало ясно, что танки были уничтожены не с воздуха, а прямыми попаданиями ракет.
Следует задать вопрос: почему Александр Хейг, вопреки официальной политике Белого Дома, направил в Израиль новейшее вооружение, рискуя неприятностями со стороны своих руководителей? Согласно мнению некоторых бывших офицеров разведки, ответ таков. В конце 40-х годов молодой армейский капитан Хейг недолгое время служил на базе, где бывший гитлеровский генерал Гелен по поручению американской разведки занимался вербовкой нацистов для борьбы с коммунистами, и был свидетелем махрового антисемитизма и программ, направленных непосредственно против Израиля. Он был возмущён лицемерием и цинизмом своих руководителей. Возможно, поэтому в октябре 1973-го года генерал Хейг увидел возможность исправить несправедливость по отношению к евреям. Кроме того, он понимал, насколько опасны и Никсон, и Киссинджер. Именно Кисинджер выдал арабам сведения о том, что у Израиля имеются три ядерные боеголовки. На арабов, впрочем, эти сведения не произвели впечатления. В их руках было более сильное оружие - нефть.
16-го октября арабские страны, входившие в ОПЕК, объявили о повышении цен на нефть на 70 процентов. На следующий день Никсон был очень обеспокоен этим фактом, а также "национальными интересами" США. В тот же день арабы собрались для разработки плана по нефтяному эмбарго. 17-го октября Саудовская Аравия направила дипломатичемкую миссию к Никсону и Киссинджеру. Миссия пригрозила президенту нефтяным эмбарго в случае, если США не прекратят поставки оружия в Израиль. К чести Никсона, он заявил, что поставки оружия не прекратятся.
Никсон и Киссинджер считали, что поставки оружия в Израиль являются действиями антисоветскими, а не антиарабскими, и Никсон обещал арабам, что он будет добиваться такой резолюции ООН по разрешению ближневосточного конфоикта, по которой Израиль должен будет вернуть территории, захваченные им у Египта, Сирии и Иордании. Киссинджер с этим согласился, и президент объявил о том, что именно Киссинджер будет выступать в роли американского посредника. При этом Никсон слегка прошёлся по еврейскому происхождению Киссинджера, но обещал, что тот будет совершенно нейтрален. Президент не знал, что кандидатура Киссинджера на роль посредника вызвала большую тревогу у евреев, нежели у арабов.
19-го октября Никсон объявил о пакете военной помощи Израилю в размере 2.2 млрд долларов. Помощь эта предназначалась для того, чтобы сохранить военный баланс между евреями и арабами, и для того, чтобы форсировать переговоры между ними. Реакция арабов была вполне предсказуемой для всех, кроме Киссинджера. Ливия объявила об эмбарго Соединённым Штатам. По пути в Москву, куда Киссинджер отправился 20-го октября для переговоров по перемирию, он узнал, что Саудовская Аравия сделала то же самое. Опять арабы шантажировали Америку.
Тем временем, израильская армия очищала территории от последних очагов арабского сопротивления. Советский Союз заявил, что если совместные советско-американские условия по перемирию, выработанные Киссинджером и советскими руководителями в Москве, не дадут результатов, то Советский Союз вмешается в это единолично. Положение стало таким, что на несколько часов 25-го октября стало казаться, что ядерная конфронтация двух сверхдержав неизбежна, но Киссинджер оказал давление на Израиль с тем, чтобы арабские армии отступили без потерь. Перемирие вошло в силу. 26-го октября война была закончена. Вскоре Египет и Израиль приступили к первым в истории прямым переговорам.
Как мы с вами видим, нефть является главной заботой всех американских президентов, а нужды единственного союзника Соединённых Штатов на Ближнем Востоке - Израиля всегда ставились и ставятся в зависимость от этой нефти. Можно много и долго на эту тему говорить, но я отсылаю интересующихся к книге Джона Лофтуса и Марка Ааронса "Тайная война против евреев". Не мешало бы, чтобы эта книга была переведена на русский язык.

2003 - 2009 г.



в начало статьи