№01(417)

Январь 2016

    О математике, преферансе и мандариновом аромате
             

Автор: Игорь Галаванов

                     

            Говорить о пользе математики нет необходимости. Ведь мы встречаем-ся с нею ежедневно, ежечасно, на каждом шагу -  покупаем ли продукты, смотрим ли на часы, вспоминаем ли, сколько дней (часов, минут) осталось до Нового года и так далее до бесконечности.
В качестве конкретного примера приведу лищь одну простенькую задачку из курса первого класса или даже из детского сада.
Итак. «У меня и ещё у двух моих друзей вместе 8 конфет. Если я знаю, сколько конфет у одного из нас, могу ли я узнать, сколько конфет у другого?» Само собой разумеется, количество конфет у себя я знаю.
Уважаемого читателя прошу не удивляться простоте задачи, но запом-ните её, в дальнейшем мы к ней вернёмся...
Это было в далёком 1956 году.
Я, молодой учитель математики, отработал свой первый учебный год, некоторое время погостил у родственников в Москве и, пользуясь тем, что впереди ещё более двух месяцев отпуска, не спешил домой, а решил позагорать на пляже, тем более, что мне, холостому и беззаботному, ничто не мешало.
Недалеко от Сухуми есть чудесный, поистине «райский уголок» - Агудзера. Не знаю, как сегодня, но в те годы он был практически неизвестен как курорт, хотя для отдыха и безмятежного лежания на песке «брюхом кверху» ему не было равных.
Правда, там уже был один прекрасный пансионат с замечательным пляжем и несколькими закусочными вокруг, а снять на время комнату за умеренную плату у местных жителей не представляло труда.
Сойдя с поезда, я быстро устроился и поспешил к морю, на пляж.
Моё внимание сразу привлекла группа людей - трое сидели с картами в руках, а вокруг стояли зрители, зеваки и «знатоки» - типичная пляжная картина.
Я подошёл ближе. Играли в преферанс, торговались на грузинском языке.
По некоторым характерным признакам нетрудно было догадаться, что это были местные ребята. Собственно, ребятами можно было назвать лишь двоих, третий был значительно старше и отношение к нему было уважительное, даже почтительное.
Он внимательно окинул меня оценивающим взглядом и спросил:
- Когда приехал?
- Сегодня, -  ответил я.
- Откуда?
- Из Москвы!
Здесь я должен сделать некоторое необходимое пояснение. Я действительно приехал из Москвы, и это было правдой, но родился, жил, учился и работал в Тбилиси и, хотя имел славянскую внешность - светлые глаза и волосы, белую кожу, - свободно говорил на грузинском языке.
- В преферанс играешь?
- Немного.
- Сядешь к нам четвёртым?
- Сяду.
- Но мы играем по...
Он назвал коэффициент достаточно серьёзный, но приемлемый.
- Годится!
Они быстро закончили пульку и мы начали новую.
Как выяснилось в процессе игры, один из моих партнёров - Миша - был начальником пляжа, во всяком случае он так представился, другой - Муртаз - владельцем прибрежной закусочной, а старший, Руслан, был местным «авторитетом». Это было понятно сразу, хотя бы потому, что дежурный по пляжу милиционер Мелитон, в обязанности которого, кроме всего прочего, входило следить за тем, чтобы отдыхающие на пляже не играли в азартные игры, обходил нашу группу стороной - «элиту беспокоить нельзя!»
Во время игры мои молодые партнёры односложно и лаконично перебрасывались по-грузински короткими репликами:
- Сколько треф?
- Две!
- А пик?
- Три!
Руслан пару раз «цыкнул» на них, но, видя, что я на их реплики не реагирую, замолчал. «Лох, он и есть лох, а лохов учить надо!» - видимо, подумал он...
Пришло время, уважаемый читатель, вернуться к началу моего рассказа, а именно, к задаче о трех малышах с конфетами, и Вам станет ясно, что играть мне было легко и просто: я знал что за карты на руках у моих партнеров.
... Пуля закончилась, я записал в центре листа свои выигранные очки, помноженные на заявленный коэффициент. Должен признаться, что запись была достаточно привлекательной, во всяком случае – для меня.
С недовольными физиономиями мои партнёры начали отсчитывать деньги.
И тут я их остановил.
- Послушайте! Я только сегодня приехал, мне ещё здесь жить и жить!  Предлагаю сделать расчеты через официанта, вечером, в каком-нибудь ресторане, по вашему усмотрению. Свой выигрыш полностью жертвую на это благородное дело!
Ребята оторопели. Такого поворота они явно не ожидали.
- Правильный парень! -  сказал Руслан по-грузински. - Хорошо себя ведёт, учитесь!
И обращаясь ко мне, добавил по-русски:
- В 7 часов у выхода! Мы приедем!
...Мы прекрасно провели время в ресторане, вскоре к нашей «четвёрке» присоединился Мелитон, и я лишний раз по реакции официантов и местных посетителей смог убедиться, что попал в компанию «уважаемых людей».
Расставаясь, Муртаз спросил:
- Завтра поиграем?
- Поиграть, конечно, можно, - ответил я по-грузински. – Но стоит ли?
Наступила гнетущая тишина. Долгая, тяжёлая, как в финальной сцене «Ревизора». Мне даже стало боязно.
Тишину нарушил Руслан своим заразительным, оглушительным хохотом:
- Ай, молодец! Как он нас всех сделал! Так нам и надо!
И он ещё долго обнимал меня и дружески хлопал по плечу. Атмосфера разрядилась, я окончательно стал «своим».
Надеюсь, уважаемому читателю не нужно объяснять, что значит быть «своим» в небольшом курортном городке!
Вместе, конечно, мы играть не стали. Точнее, почти не стали. Пару раз Руслан предлагал сыграть «по гамбургскому счету» с расчетом «через официантов», на что я, разумеется, с удовольствием соглашался...
Агудзера стала местом моего постоянного отдыха. И не только моего. Со временем, с моей подачи, там стали отдыхать мои друзья, а потом и друзья моих друзей.
А когда я приехал с молодой женой, Руслан со своей командой устроил такой вечер в ресторане, что, возвратившись в нашу комнату, оторопевшая от всего жена на пороге сказала:
- Свет не зажигай!
- Почему? – удивился я.
- У тебя над головой нимб светится! К утру крылышки вырастут!
В голосе жены угадывалась мягкая ирония, но я был уверен, что вечер ей понравился.
И даже безумная затея милиционера Мелитона, который сменил сержантские лычки на лейтенантские звездочки, довезти нас до дома на служебном «воронке» с включенной сиреной, от которой мы благоразумно и не без труда отказались, ей тоже понравилась. А бесконечные тосты Руслана, эта «адская смесь» высокопарной лести, фантастики и славословия, подкрепленная высоким ораторским мастерством, окончательно покорили её...
Изредка Руслан по каким-то своим делам приезжал в Тбилиси. Я предлагал останавливаться у нас, но он всегда отказывался, говорил, что в гостинице ему удобнее.
Но однажды, когда наш переезд в Москву был окончательно решен, и мы практически уже «сидели на чемоданах», перед самым Новым Годом неожиданно приехал Руслан.
- Я узнал, что вы уезжаете, - несколько смущенно начал он с порога. - И вот, приехал попрощаться... А это вам... Из моего сада!
Он внёс в комнату огромный ящик с мандаринами. И вся квартира мгновенно наполнилось запахом, нет, очутилась в плену неповторимого волшебного аромата...
В одной грузинской застольной песне есть такие слова:  «Кружевной жасминный вечер вы накинули на плечи, словно шаль... » Вот так, будто шаль, всю ту новогоднюю ночь согревал нас подарок Руслана.
...Прошло много лет. И всегда к новогоднему праздничному столу мы традиционно покупаем мандарины. И каждый год я с трепетом ожидаю ощущения давным-давно знакомого аромата.
Но, увы, мои ожидания так и остаются ожиданиями.
Не знаю, возможно, что с годами обоняние перестало быть таким чувствительным, как прежде.
А возможно, «когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли», как поют Татьяна и Сергей Никитины, - и запах мандарин был острее, и елки зеленее, и снег белее, и вода мокрее...

в начало статьи