№1(441)

Январь 2017

   Шахматы и политика

Автор: Борис Гулько, Нью-Джерси

                                        
Своё эссе, предварявшее матч на первенство мира между Магнусом Карлсеном и Сергеем Карякиным, я назвал: «Большие ожидания». Сейчас приходится признать, что этот поединок ожидания не оправдал.
Матчи на первенство мира по шахматам – обычно большое событие. Они вносят новые идеи в наше искусство, порой изменяют понимание его. После таких матчей шахматисты начинают играть по-иному, пытаясь следовать манере победителя. Когда я пришёл в шахматы, в них царил дух молодого Таля. В ту пору казалось, что недостойно выиграть партию без рискованной жертвы и красивой комбинации.
Позже настали времена универсализма Спасского, тотальных шахмат Фишера. Стиль чемпионов Петросяна и Карпова был столь индивидуален, что имитации не поддавался.
Завершившийся нью-йоркский матч уникален среди таких матчей тем, что не привнёс в игру новых идей, особенно в началах. Соперники ограничили свой выбор узким кругом позиций, позволяющих максимально избегать риска. Догадываюсь – это знак времени – опасение компьютерных разработок оппонента.
Карлсен – один из немногих современных шахматистов, открывающих потаённое в шахматах, многие партии его – праздник для любителей. Но Карлсена поразила проблема многих чемпионов мира, не способных демонстрировать свою лучшую игру, защищая титул. Возможно, имеет место подсознательное стремление избавиться от тяготеющего над ними давления – нечеловеческого словосочетания «чемпион мира». Завоевать это звание – крайне заманчиво. Но нести – нагрузка чрезмерная.
Поэтому, наверное, не только кокетством были слова, слышанные мной много лет назад от Давида Бронштейна, будто он рад, что матч у Ботвинника не выиграл, а свёл вничью. «В титуле «чемпион мира» есть нечто от фашизма» – сказал тогда Давид. Понятно, он имел в виду идею Ницше о сверхчеловеке.
Возможно, этим комплексом невыносимости владения высшим званием объясняются – безрадостная игра Ласкера в матче 1921-го года против Капабланки, самого Капабланки в 1927-м году против Алехина, Каспарова в 2000-м году против Крамника, и уход из шахмат после завоевания им титула Фишера.
В шахматной игре изначально заложен конфликт – белые, делающие первый ход, имеют из-за этого преимущество. Постепенно конфликт стал угасать – шахматисты с помощью компьютеров нашли в некоторых началах тропинки к ничьей. Поэтому ряд партий, игранных в Нью-Йорке, были откровенно скучны. И матч с классическим контролем времени завершился закономерной ничьей – 6-6.
Только в дополнительном матче из 4-х партий, игранным с коротким контролем, не оставлявшим времени на рефлексию, Карлсен показал своё мастерство и убедительно победил.
Но если в творческом отношении соревнование в Нью-Йорке разочаровало, в ракурсе политики оно интересно. По непонятной мне закономерности борьба за высший титул в шахматах всегда отражает происходящие в мире процессы.
Два первых чемпиона мира – Вильгельма Стейниц и Эмануэля Ласкер, совместно процарствовали в шахматах фактически 55 лет – с 1866-го по 1921-й год (титул чемпиона был учреждён, правда, лишь в 1886 году). Они олицетворяли время, когда евреи, обретшие в результате наполеоновских войн гражданские права в Европе, совершали невиданную экспансию во все области культуры и науки. Третий чемпион мира высокотехничный представитель Северной Америки Хозе Рауль Капабланка знаменовал приближающееся возвеличивание высокотехничных США.
Определяющее событие ХХ века – переворот в России 1917-го года – и последовавшую трагедию этой страны символизирует судьба 4-го чемпиона Александра Алехина. В 1919-году его едва не расстреляли в подвале одесского ЧК. Писарь ЧК мастер Яков Вильнер успел связаться с кем-то из влиятельных любителей шахмат – возможно с Троцким, и тот спас Алехина. Позже будущий чемпион мира работал следователем, переводчиком в Коминтерне, по слухам даже вступил в партию, но в 1921-м году после зарубежного турнира не вернулся в СССР.
Победа Алехина над Капабланкой в матче 1927 года ярко отметила на карте мира двухмиллионную русскую диаспору, но не отменила её обречённость. В конце 30-х Алехин, по слухам, написал по письму Сталину и Гитлеру, но перепутал приготовленные для них конверты. В реальности, действительно, в 1935-м году Алехин поздравил советских шахматистов с годовщиной Октября – его письмо было опубликовано в Известиях, а в 1941 году напечатал в парижской газете на немецком языке серию предельно глупых статей об арийских и еврейских шахматах.
В 1946-м году, укрываясь в Португалии от французского суда за коллаборационизм с нацистами, Алехин неожиданно получил вызов на матч за его титул от советского чемпиона Михаила Ботвинника. Алехин принял вызов сразиться с Ботвинником в Москве, но вскоре умер.
Ботвинник в юности провозгласил свою цель – завоеванием звания «чемпион мира» доказать превосходство коммунистической системы над капиталистической. Поделив с Капабланкой в 1936-м году победу в состоявшемся в Ноттингеме самом значительном турнире первой половины ХХ века, – в нём участвовали все четыре довоенных чемпиона мира и первый послевоенный – сам Ботвинник, он рапортовал Сталину, что добился успеха, «Одушевленный данным Вами великим лозунгом «догнать и перегнать».
Позже Ботвинник объяснит это письмо попыткой помочь председателю шахматной федерации СССР наркому юстиции и доктору права Николаю Крыленко, от которого отворачивалась в то время фортуна. Крыленко расстреляли в 1938-м году. Многие главы Архипелага ГУЛАГ построены Солженицыным на обвинительных речах Крыленко.
Шахматы тех лет, по крайней мере организационно, соответствовали своему времени. Почётным председателем шахматной федерации Германии, удалившей из немецких шахмат евреев, с 1933-го года был доктор, как и Крыленко, Геббельс. А шахматную федерацию СССР в годы войны вместо Крыленко возглавил начальник планового отдела НКВД, блестящий шахматный литератор, подписывавший свои статьи псевдонимом Ферзьбери, Б.С.Вайнштейн. Но в этой федерации уже царила демократия.
В 1945 году Ботвинник обратился в федерацию, сообщив, что собирается вызвать Алехина на матч за титул чемпиона мира. «Вы коммунист и еврей. Как Вы можете играть с Алехиным, у которого руки по локоть в еврейской крови?» – запротестовал Вайнштейн. Я не знаком с основаниями для столь сурового обвинения, не считая помянутых глупых антисемитских статей, но допускаю, что Вайнштейн был информирование меня. Состоялось голосование, и Ботвинник победил с перевесом в один голос. Вайнштейн ушёл в отставку. Просто – палата лордов!
Правда, Ботвинник имел серьёзную поддержку своему начинанию с иной стороны. Он написал письмо министру иностранных дел СССР Молотову с просьбой разрешить вызвать Алехина на матч, и, когда зачитывал с грузинским акцентом знакомым положительный ответ на свою просьбу, ни у кого не возникало сомнения – кто его диктовал. Впрочем, как сказано выше, матч не состоялся.
В мягкие времена советской «оттепели» чемпионами мира становились аутсайдеры системы Михаил Таль и Борис Спасский. В годы застоя царствовал официальный Анатолий Карпов, защищавший достоинство Советской империи от невозвращенца Виктора Корчного. Развал же империи отразился в титанической – в пять матчей – борьбе за высший титул между Карповым и мятежным Гарри Каспаровым. В нынешний, по историческим меркам той страны, вольный период, последний российский чемпион мира Владимир Крамник переселился в Париж, иногда наезжая в Россию на шахматные соревнования.
Отразил современное бытие России и матч, закончившийся в Нью-Йорке. Сергей Карякин родился и рос в Крыму, потом учился шахматам в знаменитой шахматной школе в Донбассе – в шахтёрском городе с ласковым названием Краматорск. Позже Сергей перебрался с Украины в Москву, где получил щедрую поддержку от федерации и спонсоров, носит майку с портретом Путина и всем сердцем поддерживает лозунг «Крым наш». То есть – он один олицетворяет все элементы конфликта, отношение к которому раскололо российскую интеллигенцию и тех эмигрантов, которые живут интересами покинутой ими страны и её обломков.
Гарри Каспаров заявил после нью-йоркского матча, что «Карякин как чемпион мира по шахматам был бы недоразумением». Карякин отозвался на это в интервью: «Собака лает, караван идет», и заметил, что Карлсен – более сильный шахматист, чем Каспаров в свои лучшие годы.
Макс Эйве, чемпионствовавший с 1935-го года после победы в матче над Алехиным, и до 1937-го года, до поражения в матч-реванше, за свою жизнь не выиграл ни одного значительного турнира.
Карякин же в 2016-м году победил в турнире претендентов, в 2015-м – в Кубке мира, до этого – в двух супертурнирах – в Голландии и в Норвегии. Чем Карякин хуже Эйве? Он не выиграл матч у Карлсена, хоть и был близок? Так потому и не чемпион.
Каспаров по идейному вкладу в шахматы, количеству выдающихся партий, вошедших в золотой фонд игры, спортивным достижениям, как шахматный литератор – уникальная фигура в истории. Так что оба заявления, и Каспарова, и Карякина – несправедливы, и показывают, что гроссмейстеры, обижая друг друга, имели в виду нечто другое.
Это другое, если коротко – «Путин» и «Крым». Обсудим по очереди.
Каспаров, оставив в 2005-м году соревнования в активном для шахматиста возрасте 41-го года ради политической деятельности, как естественно для шахматиста, наметил себе цель – короля противника. Понятно, этим королём оказался Путин. Гарри в Москве, со свойственной ему энергией, создавал и разрушал политические движения, заключал и ломал альянсы. Меня напугало фото в интернете, на котором Гарри под руку с национал-большевиком подонком Лимоновым идёт в атаку на ОМОН. Потом Гарри ушёл в эмиграцию – не первым из российских революционеров. Из Америки организовывал какую-то конференцию по смене власти в России. Характерно, про политическую кампанию Трампа, обещающего улучшить отношения с Россией и тем положение Путина, Гарри написал в Фейсбуке, что Трамп «в течение года «плагиатит» «Майн Кампф».
Карякин же, пытаясь заручиться в своей шахматной карьере поддержкой властей, идёт путём Алехина, Ботвинника, Карпова. Это объясняет политическую пропасть между двумя шахматистами.
В интервью перед матчем Карякин говорил про Крым: «Там живут мои родители, мой брат. Я бываю там два-три раза в год, изменения очень большие. …очень увеличились пенсии, много всего строится, много дорог реконструируется … начала кипеть жизнь, а до этого тускловато было, денег не было ни на что... Большинство крымчан хотели вернуться в Россию». Известный киевский журналист Виталий Портников, в итоговой статье к матчу оценивший: «Карякин в полной мере наделён лояльностью Карпова, но обделён его талантом» (понятно – речь идёт о бежавшем с Украины), в недавней радиопрограмме предсказал, что лет через 20 – 25 Украина превратится в одну из самых преуспевающих стран Европы. Если это предсказание сбудется, крымчане смогут попроситься назад в Украину. Но они хотя бы пока – эти 20-25 лет – поживут получше.
.Если же вернуться к идее, с которой я начал, что шахматные успехи являются индикатором успехов политических, то можно порадоваться за Америку, чья команда в сентябре 2016-го года, за два месяца до триумфа на ноябрьских выборах республиканцев и избрания президентом Трампа, победила на Всемирной шахматной олимпиаде в Баку.



 



в начало статьи