№4(348)

Февраль 2013

Московские новости

автор: Анна Филиппова, Москва

Мне вдруг за­хотелось на­писать о том, как прекрас­но, что в Мос­кве открыва­ются новые творческие площадки. Буквально на днях открыл­ся Гоголь-центр. И от­крылся он не на пустом месте. На самом деле, это бывший театр им. Гоголя, довольно обыч­ный, академичный, радовавший зрителя не самыми затейливыми постановками.
Идея преобразования обычного мос­ковского театра в экспериментальную те­атрально-медийную площадку принадле­жит одному из самых эксцентричных режиссёров современности Кириллу Се­ребренникову. Признаться, с его творче­ством у меня складываются не самые простые отношения. Некоторые его по­становки повергают меня в состояния вя­лотекущего шока. Я долго осознаю зна­ки и аллюзии. Порой они кажутся мне абсолютно неуместными, странными, неоправданными, необъяснимыми. Но каждый раз я пытаюсь дойти до сути.
Кирилла Серебренникова волнуют не самые лёгкие темы человеческого бытия: насилие, страдание и т. д. В его поста­новках часто присутствуют проекция на советское время - не самый простой пе­риод в истории нашей страны. Особен­но странно это выглядит в случае с
ги­перклассическими постановками: в частности, пьеса «Лес» Островского, чьё действие происходит в интерьере советского дома отдыха, производит до­вольно неоднозначное впечатление. Однако впечатление есть впечатле­ние. Как правило, оно никак не свя­зано с сутью постановки, её задум­кой. Посему...
Абстрагируясь от личных впечат­лений, непонимания, отторжения, я могу сказать, что считаю Кирилла Се­ребренникова выдающимся режис­сёром театральной современности. Он создаёт эпатажные вещи. А это требует не только таланта, но и сме­лости. Смелости Серебренникову не занимать. Хотя бы потому, что имен­но он инициировал создание гло­бального арт-комплекса на основе московского театра.
Идейно и территориально Гоголь-центр вполне можно объединить с выставочными площадками Агtрlау и Винзавод. На площадках Винзавода к тому же не так давно прошёл спек­такль Серебренникова «Сон в лет­нюю ночь». Конечно, это был не про­сто спектакль. Это был перфоманс, настоящий, впечатляющий и незабы­ваемый. Чтобы увидеть представле­ние от начала и до конца, зритель перемещался с площадки на площадку. И даже самые ярые при­верженцы академического театра ос­тавались в полнейшем восторге.
Работы Серебренникова всегда эк­сцентричны. На сцене моего люби­мого МХТ им. А. П. Чехова его спек­такли кажутся несколько непривычными, выходящими за рам­ки старых традиций. А вот на сцене Гоголь-Центра они будут более чем уместны. Полагаю, со временем Го­голь-центр станет культовой театрально-медийной площадкой, хра­мом современного искусства и бу­дет пользоваться сумасшедшей популярностью. Гоголь-центр предполагает не только открове­ние, эпатаж и инновации, но и бес­конечный синтез искусств. Это в духе Серебренникова.
К современному искусству и эк­спериментальному театру можно относиться критично, неоднознач­но, с непониманием и отторжени­ем. Однако это отнюдь не умаляет его значения. Кирилл Серебренни­ков сделал большое дело. И у него довольно много единомышленни­ков. Вне всякого сомнения, миссия Гоголь-центра будет выполнена.
Я ещё не успела посетить Го­голь-центр. Но очень хочу...
И еще я расскажу про мнимое увольнение Ильи Колмановского. В России крайне опасно высказывать собственное мнение. Можно, ко­нечно. Но это чревато последстви­ями. Персональными последстви­ями. Что же касается последствий социально-политических, их как-то не предвидится. Акция против запрета усыновления российских сирот американцами прошла безре­зультатно. К великому разочарованию.
На первый взгляд безрезультат­но прошла и акция против закона о запрете пропаганды гомосексуализма. Однако не для Ильи Колмановского, учителя биологии, последние семь лет проработавшего во «Второй школе». Лицей, стоит отметить, один из самых престижных. Пользуется хорошей репутацией. Что собственно случилось? Дело в том, что Илья Колмановский посетил пикет против закона о пропаганде го­мосексуализма и выразил свой мнение по данному вопросу. Впоследствии в адми­нистрацию школы поступили доносы на не­счастного Колмановского: родители учени­ков обвиняли его в том, что он признал себя открытым гомосексуалистом.
Выглядит всё это довольно странно. И всё оттого, что Колмановский, по всей ви­димости, вовсе не является гомосексуали­стом. Он всего лишь защищает права оп­ределённого слоя населения. Выражает свою позицию. Высказывает своё мнение. Не более. Однако администрации «Второй гимназии» это явно не понравилось.
Увольнение Колмановского вызвало массу бурных обсуждений в социальных сетях. Увольнение Колмановского вызва­ло негодование общества, точнее, некото­рой его части. Об увольнении Колмановс­кого писали представители популярных общественно-культурных порталов (Grani.ru, Snоb.ru и т. д.). Об увольнении Колмановского говорили в "Twitter, Fасеbоок и В контакте.
И вот неожиданно выяснилось, что Кол­мановского вовсе не увольняли. Об этом заявил директор «Второй гимназии» Вла­димир Овчинников. Туман рассеялся. Словно и не было ни пикета, ни доносов, ни приказа об увольнении. Выглядит, по меньшей мере, необычно и подозритель­но. Ведь пикет был. И была информация об отстранении Колмановского от работы. И вдруг оказалось, что второе якобы не имеет общего с действительностью.
В любом случае, Илья Колмановский, учитель биологии, имеющий собственное мнение, пострадал (или почти пострадал) за то, что отправился на пикет «против». Если бы он отправился на пикет «за», в его жизни всё бы осталось как прежде.
Противно. Дико. Ужасно.

в начало статьи