№5(349)

Март 2013

Литературная  страница


Лариса Каневская член чикагской Литературной студии. Она родилась в Украине, но вскоре вместе с родителями переехала в Ленинград. Ее отец погиб на фронте, а они с мамой пережили Ленинградскую блокаду. В 1958 году Лариса окончила филологический факультет Ленинградского государственного университета.  Специализируясь в области английского языка, работала переводчиком международных стандартов.
В 1994 году с семьей дочери эмигрировала в США.
Очевидно, культурная атмосфера Чикаго вдохновила Ларису и в новом веке она взялась уже за художественное перо, оттачивая его в жанре короткого рассказа, эссе.
Представленные сказки автора и перевод иронической прозы Сомерсета Моэма - английского писателя, одного из самых преуспевающих прозаиков 1930-х годов, -написаны живо, образно, изящным языком, с подчеркнуто бережным отношением к слову.   Наталия ШУР   


                             

          

Лариса Каневская

        Форточка
Жила-была на свете форточка. Она являлась частью венецианского окна в старинном шестиэтажном доме. Окно открывалось красивой медной ручкой с завитушкой. И у форточки тоже имелась своя персональная ручка, не менее красивая, и форточка очень ею гордилась. Окно находилось в большой светлой комнате, где жил веселый студент.
Надо сказать, что собственность студента составляла кровать, стол с тремя стульями, старинный гардероб, оставшийся от умерших родителей, и клетка с попугаем Филей, по  паспорту Фемистоклусом. К студенту часто захаживала миловидная девушка, и тогда у клетки с попугаем торчали две головы и шел горячий обмен мнениями с Филей.
Впрочем, Филю часто выпускали из клетки, и тогда любимым его занятием было откусывание бахромы у оранжевого абажура. В результате этих действий бахрома исчезла. И абажур стал походить  на перевернутую половинку апельсина. Студент очень любил Филю и всегда представлял его гостям полным именем.
Форточка не любила лето, так как тогда открывали окно, зато когда наступали холода, главным источником свежего воздуха была она – форточка. Она впускала порывы свежего ветра с запахом осенних листьев, и оранжевый абажур благодарно раскачивался.  Но однажды осенью студент несколько дней лежал в постели. Девушка вызвала людей в белых халатах, и хозяина комнаты куда-то увезли. Девушка забрала Филю, а форточка осталась скучать в полном одиночестве. Некому было её открыть, и в комнате воздух стал пыльным и тяжелым. Она была на грани отчаяния и совсем загрустила. Медленно тянулось время. И вдруг спустя две недели дверь открылась, вошла девушка с Филей. Она водрузила клетку на её обычное место, открыла абсолютно обалдевшую от счастья форточку и, напевая, принялась за уборку.
На следующий день появился студент, исхудавший, бледный, но со смешинками в карих глазах. Он поцеловал девушку и сказал, что они с Филей не смогут справиться со всем хозяйством. И попросил её остаться с ним насовсем. Филя был выпущен на свободу, и, победно сидя на абажуре, кричал: «Форточку открыть! Форточку открыть!», что и было сделано. А форточка, пропуская слегка морозный, с солнцем пополам свежий ветер, подумала, что сегодня у нее самый счастливый день в её стеклянной  жизни.

        Свечка
Свечка была витая, красивого зеленого цвета и с ароматным фитилём, что являлось предметом её гордости.
Лежала свечка со своими сестрами в небольшой картонной коробке и мечтала поскорее выбраться из неё и увидеть новый мир, в котором она обязательно будет счастлива. И вот, этот день настал. Свечку вытащили из коробки и поставили в подсвечник. Это был блестящий кавалер.
«Как приятно познакомиться», -  сказала свечка, глядя на него с восхищением. Подсвечник посмотрел на неё исподлобья и не удостоил ответом.
Свечка не могла на него наглядеться. Он казался таким красивым.  Его единственная нога ослепительно сверкала, и наша свечка влюбилась. Её чувство  росло с каждой минутой, и она буквально таяла от любви. Но подсвечник ничего не замечал, и бедная свечка, неимоверно страдая, таяла и таяла. И когда она вся растаяла, подсвечник даже не заметил её смерти – ведь у него было железное сердце.

      Зонтик
(святочный рассказ)
Дождь хлестал по крутым бокам зонтика и барабанил по асфальту. Владелец зонта, высокий худощавый мужчина, шёл не спеша, не обращая внимания на вспышки молний. Закрыв глаза, он шёл наугад. То, что произошло год назад, принять и понять было невозможно. Ему казалось, что он один в этом кромешном грохочущем мире.
Зонтик жалел его. Ему хотелась защитить хозяина не только от дождя, но он не знал, как это сделать.
Ровно год назад он стоял в углу, когда его хозяин, сидя за столом, слушал, что говорила ему женщина. Она говорила тихо, так как в соседней комнате их сынишка смотрел мультик.
- Я так устала от твоего вечного отсутствия, от невнимания. Что-то у нас сломалось. Давай поживем отдельно. Я – у родителей, ты останься здесь. – И женщина взяла уже уложенный чемодан и, позвав ребёнка, медленно пошла к двери. В её глазах появились слёзы, но мужчина не заметил этого.
Зонтик упал от волнения на пол. Мужчина подошел, поднял его, повертел в руках. А когда дверь закрылась, швырнул зонтик.
- А я-то тут причём, - подумал зонтик, скрипя спицами.
И вот теперь, когда вместо снега на город обрушился дождь, зонтик мрачно возвышаясь над головой своего хозяина, размышлял о превратности судьбы. Внезапно  дождь прекратился. Мужчина сложил зонт и медленно побрёл в сторону дома. Мокрый зонтик страдал от холода, ему хотелось скорее попасть в тёплую комнату. Но мужчина не торопился. Он не спеша поднялся по лестнице, открыл дверь… и замер. В ярко освещённой комнате стояла нарядная ёлка. На праздничном столе разноцветными искрами сияли хрустальные бокалы. На диване сидел мальчик и что-то рисовал. Из кухни вышла женщина.  Мужчина медленно подошёл к ней, встал на колени и начал целовать её руки.
- Родная моя, мне так плохо было без вас, - прошептал он.
Женщина тоже опустилась на колени рядом с ним.
И тогда мужчина неожиданно для зонтика схватил его.  Открыв  зонтик, он заслонился от ребёнка и стал целовать жену, как когда-то в юности.
Зонтик моментально высох от волнения. «Как приятно, когда тебя используют не по назначению», - подумал он.

    Сомерсет Моэм
Избавление
(Перевод Л. Каневской)
Я всегда был уверен, что если женщина решает женить на себе мужчину, его ничто не спасет, кроме молниеносного исчезновения. Но не всегда даже этот вариант может помочь.
Однажды мой друг, когда перед ним замаячила неизбежность женитьбы, сел на корабль в первом попавшемся порту (с зубной щеткой, составляющей весь его багаж), поскольку был уверен в грозящей ему опасности и необходимости немедленных действий, и целый год путешествовал по всему свету. Но когда он, считая себя в безопасности и будучи убежден, что женщины переменчивы и за двенадцать месяцев его забудут, вернулся, первый человек, который приветливо его встретил, была хрупкая, маленькая женщина, от которой он сбежал.
Я знавал только одного мужчину, который в аналогичных обстоятельствах сумел выкрутиться. Его звали Роджер Чиаринг. Он был уже далеко не молод, когда влюбился в Руфь Берлоу. Сам Роджер к тому моменту был сложившимся человеком, обладающим жизненным опытом. Но Руфь Берлоу обладала особым даром (я назвал бы это качеством), который обезоруживал большинство мужчин, и это было как раз то, что убивало в Роджере здравый смысл, лишало его благоразумия и житейской мудрости. Он перерождался, разрушаясь на глазах, и напоминал ряд кеглей в кегельбане после удара шара. Он находился, как ему казалось, в состоянии эйфории и на верху блаженства.
Миссис Барлоу была дважды вдова с великолепными черными глазами, которые стреляли в разные стороны. В них всегда ощущалась готовность наполниться слезами. Это свидетельствовало, что мир слишком жесток к ней, и вы это чувствовали. Бедняжка, её страдания были более тяжкими, чем у кого бы то ни было.
Если, подобно Роджеру, вы были довольно таки крепким, привлекательным мужчиной с кучей денег, то почти неизбежно должны были себе сказать: «Я должен оградить это беспомощное существо от жизненных передряг. Как благородно был бы избавить от печали эти громадные и любящие глаза!»
Я узнал от Роджера, что каждый, кто встречался на её пути, относился к миссис Барлоу очень плохо. Она принадлежала к типу невезучих людей, у которых всё идет наперекосяк. Если она выходила замуж, то муж бил её; если она работала, то маклер обязательно её обманывал; если она приглашала повара, то он оказывался пьяницей. Она не была простушкой, но так уж ей не везло.
Когда Роджер сказал, что он намерен жениться, я пожелал ему радости в браке.
- Я полагаю, вы будете добрыми друзьями, - сказал он. -  Она немного побаивается тебя, она почему-то думает, что ты человек жесткий. Я, честное слово, не знаю, почему она так думает. Ведь она тебе нравится?
- Да, очень, - промямлил я.
- У нее, бедняжки, были тяжелые времена. Мне её чертовски жаль, - продолжал Роджер.
- Да, - сказал я. Я не мог сказать больше. Я знал, что она недалёкого ума, но был уверен, что план захвата Роджера был разработан заранее (мое мнение не изменилось и сейчас) и что в своем намерении она тверда, как камень Это было видно невооруженным глазом.
Первый раз я познакомился с ней, когда мы встретились как партнёры, играя в бридж. Она дважды завалила мою лучшую карту. Я повел себя, как ангел, но должен был признать, что если слёзы по проигрышу и пролились, то это были мои слёзы, не её. Когда к концу вечера я потерял большую сумму денег, она сказала, что пошлёт мне чек, который я так и не получил. После этого я не мог не думать, что и я, и она не будем в восторге при повторной встрече.
Роджер представил её своим друзьям. Он дарил ей великолепные украшения. Он таскал её за собой всюду, где бывал. Их свадьба была объявлена на ближайшее будущее. Роджер  был невероятно счастлив в преддверии лучезарного будущего. Это была необычная для него, убежденного холостяка, ситуация.
И вдруг что-то произошло. Любовь покинула его. Я не знаю, почему. Может быть, он устал от её глупых разговоров. Может быть, пристально пригляделся к ней, и его сердечные струны не выдержали. Его глаза открылись, и он стал самим собой, каким был раньше. Он осознал, что Руфь Барлоу решила женить его на себе, и торжественно поклялся, что ничего не заставит его жениться на ней.
Но он оказался в затруднительном положении. Теперь, когда он разобрался в себе, он увидел со всей ясностью, что напал на тот тип женщины, которая не отпустит его, даже если он попросит её об этом. Кроме того, она возведет свои «израненные» чувства в непомерно раздутую величину, и со стороны это будет выглядеть, как коварный обман порядочной женщины. Люди подумают, что его поведение непристойно.
И тогда Роджер продумал свою собственную позицию. Он ни словом, ни жестом не показал, что его чувства изменились. Он по-прежнему выполнял все её желания и капризы. Он возил её обедать в рестораны, они вместе ходили в театр, он посылал ей цветы, он был внимателен и очарователен. Они вместе решили немедленно пожениться, как только найдут дом, который бы удовлетворял всем их требованиям, так как Роджер жил в съемной квартире, а Руфь – в меблированных комнатах.
Они начали присматривать желаемую резиденцию. Агенты присылали Роджеру рекламы с видом домов, и он приглашал Руфь смотреть их. Было безумно трудно найти что-нибудь подходящее. Роджер увеличил число агентов. Они посещали дом за домом. Они осматривали их, начиная с погребов до мансард на крыше. Иногда дома оказывались слишком велики, иногда – слишком малы, одни были слишком далеки от центра города, другие – слишком близко. То они были слишком дороги, некоторые требовали ремонта. Иногда они были очень захламлены, иногда – чересчур просторны. Они оказывались или слишком светлыми, или чересчур мрачными.
Роджер всегда находил что-то, что делало покупку неприемлемой. Конечно, он очень хотел угодить Руфи. Конечно, она должна жить в идеальном, совершенном доме, и он настойчиво его ищет.
Охота за домами переросла в утомительное и трудоемкое мероприятие. В Руфи росло раздражение. Роджер умолял её быть терпеливой. Безусловно, они найдут дом, и он окажется именно тем, что им надо, они его отремонтируют и усовершенствуют.
Они осматривали сотни домов, они взбирались по тысячам ступенек, осматривали бесчисленные кухни. Руфь была на пределе своих сил и не раз выходила из себя.
- Если вы вскоре не найдете подходящий дом, - сказала она, - я, возможно, смогу передумать. Если вы будете поступать таким образом, мы не поженимся никогда.
- О, не говорите так, - отвечал он. – Я умоляю вас быть терпеливой. Я только что получил перечень домов от новых агентов, о которых я ничего не знал. Там числится около шестидесяти домов.
Они вновь начали смотреть дома. Ещё и ещё. В течение двух лет они осматривали дома. Руфь стала молчаливой, и взгляд у нее стал печальным. Её выразительные красивые глаза стали мрачными. Существует же предел человеческого терпения. Миссис Барлоу обладала терпением ангела, но, наконец, произошел взрыв.
- Вы хотите на мне жениться или нет? - спросила она Роджера. В голосе её зазвучала необычная твердость, но это не повлияло на мягкость его ответа:
- Конечно, да! Мы поженимся в тот же  момент, когда найдем дом. Между прочим, я узнал об одном, который бы нам подошёл.
- Я не чувствую себя достаточно хорошо, чтобы опять смотреть какой-либо другой дом.
- Бедняжечка, - заметил Рождер, - я вижу вы, действительно, выглядите очень усталой.
После этого разговора миссис Барлоу  ушла к себе спать. Она перестала общаться с Роджером. А он продолжал звонить ей, справляться о здоровье, посылал цветы. Он, как всегда, был вежлив и галантен. Каждый день он писал ей и сообщал, что собирается осматривать еще один дом для них.
Прошла неделя, прежде чем он получил следующее письмо: «Роджер, я не думаю, что вы действительно любите меня. Я нашла человека, который готов взять на себя заботу обо мне, и собираюсь сегодня выйти за него замуж. Руфь».
Он отослал свой ответ с курьером: «Руфь, эта новость потрясла меня. Я никогда не оправлюсь от удара, но, конечно, ваше счастье - для меня самое главное. Тем не менее, я посылаю вам рекламу семи домов. Она прибыла с сегодняшней почтой, и я уверяю вас, что среди них вы найдете дом, который идеально вам подойдет. Роджер».

 в начало статьи