№6(350)

Март 2013

Об «Оскаре 2013» можно говорить долго...

автор: Анна Филиппова, Москва

Я всегда с нетерпением жду вручения моей любимой премии «Оскар». Само ожидание вызывает во мне чувство восторга. За месяц до заветной даты, обычно приходящейся на конец февраля, я с трепетом читаю новости, интервью, пересматриваю фильмы, выдвигаемые на соискание главной американской кинопремии, и делаю это не только с радостью, но и с предельной внимательностью, пытаясь выявить фаворитов и наиболее вероятных победителей. Иногда мои прогнозы оправдываются. Иногда я убеждаюсь в том, что моё мнение отнюдь не совпадает с мнением академиков. И, тем не менее, оскаровский ажиотаж приводит меня в состояние восторга. Я ухожу в этот мир и на время отрешаюсь от действительности.
Американская академия кино сохраняет хорошие традиции: традицию голосования, традицию подсчёта голосов. Также существует традиция участия в оскаровской эпопее фильмов исключительно американского происхождения (если речь не идёт о номинации «лучший фильм на иностранном языке»). Однако к счастью, а может, и, к сожалению, эта традиция носит исключительно мифический характер. На этот раз в списке номинантов оказалась французская актриса Эммануэль Рива, претендовавшая на премию за лучшую женскую роль. По моему глубокому убеждению, в этом списке также должна была оказаться и Марион Котийаяр, великолепно справившаяся с тяжёлой трагической ролью дрессировщицы касаток по имени Стефани, героини натуралистичного арт-хаусного фильма Жака Одиара «Ржавчина и кость». Собственно, её имя фигурировало в лонг листе, однако в шорт лист не попало.
Есть роли, априори достойные премии Оскар. К таковым, на мой взгляд, относится роль Стефани. Я в этом убеждена. Чтобы сыграть столь трагическую роль, нужно целиком и полностью отрешиться от действительности, что собственно и сделала Марион Котийяр, проявившая себя как великолепная трагическая актриса. Я могу бесконечно говорить о фильме Жака Одиара «Ржавчина и кость» и сильнейшей работе Марион Котийяр. Однако речь не об этом. Картина Жака Одиара не фигурировали в итоговом списке оскаровских номинантов. А жаль. Впрочем, «Любовь» Михаэля Ханеке – картина не менее достойная, и великолепная французская актриса Эммануэль Рива вполне могла бы получить Оскар за лучшую женскую роль, раз уж французские фильмы выдвигаются на премию «Оскар» в самых разных номинациях. Хотя нет ничего глупее фильма, претендующего на «Оскар» одновременно и как лучший фильм, и как лучший фильм на иностранном языке.
И всё же кое в чём я абсолютно солидарна с академиками. Я считаю, что ирландский актёр Дэниел Дэй-Льюис заслужил третью оскаровскую статуэтку за роль американского президента, одержимого идеей свободы, и совершенно справедливо стал единственным в мире трёхкратным обладателем премии «Оскар» в категории «Лучшая мужская роль». Его Линкольн вызывает и восторг, и отчаяние, и грусть, и восхищение. Хотя, если бы Дэй-Льюис в этом году не оказался в числе номинантов (а это могло случиться только в том случае, если бы Стивен Спилберг  не снял «Линкольна»), я бы присудила награду Хоакину Фениксу, великолепно исполнившему роль неуравновешенного моряка, вызвавшего интерес сейсмолога (Филип Сеймур Хофман) в фильме Тома Пола Андерсона «Мастер».
Кстати, мне безумно обидно за Эми Адамс. Её роль в «Мастере» достойна восхищения. Она сыграла несчастную и преданную жену сейсмолога. Впрочем, не могу сказать, что Энн Хэтэуэй незаслуженно получила «Оскар» за роль Фантины в экранизации мюзикла (!) по роману Виктора Гюго «Отверженные». Если говорить откровенно, именно Хэтэуэй в роли Фантины хоть на какое-то мгновение отсылает к первоисточнику – серьёзному роману о серьёзных событиях и бесконечных страданиях.
Дэй-Льюис получил награду из рук Мерил Стрип, в прошлом году удостоенной премии за роль Маргарет Тэтчер в фильме «Железная Леди», заявив, что именно Мерил Стрип изначально была утверждена Стивеном Спилбергом на роль шестнадцатого президента США, чем вызвал бурную реакцию не только Стрип, но и всего зала.
Также я согласна с тем, что премия за лучший оригинальный сценарий должна была достаться именно Квентину Тарантино, представившему публике новый вестерн «Джанго освобождённый», весьма интересный для своего жанра, а премия за лучшую мужскую роль второго плана – австрийскому актёру Кристофу Вальцу, сыгравшему в нём одну из ключевых ролей. Для Вальца это уже второй «Оскар» за роль в фильме Тарантино: его первым триумфом стало участие в «Бесславных ублюдках».
Все остальные номинанты и победители, в частности, Бен Аффлек и его эпопея «Операция Арго» остались за пределами моего восприятия. Может, это и неправильно. Но я привыкла рассуждать о том, что мне близко.

в начало статьи