№8(352)

Апрель 2013

Человек года – 2012
Ефим Тункель удостоен звания «Волонтер года»    

автор: Наталия  Шур       

Каждый год по сложившейся традиции Ассоциация «Земляки» называет имена достойных людей, внесших существенный вклад в общественную и культурную жизнь нашей общины.
На этот раз почетного звания удостоен аксакал нашей общины Ефим Тункель, который, несмотря на свой весьма почтенный возраст, является не только лучшим танцором в «детском садике», но и лучшим волонтером нашей общины.
Ефим распространяет газету «Земляки» в своем многоэтажном доме и среди своих знакомых. А когда несколько лет назад на газету была объявлена подписка, он взялся и за эту хлопотное дело, так что в этом году у него уже 35 подписчиков. Немало!
Ефим, что дает Вам волонтерство?
- Многое. Заряд бодрости, активности. Сознание того, что ты нужен.
А как и почему Вы принялись за эту, в общем-то не очень благодарную работу?
- Мы с моей женой Беллой Тункель вслед за детьми приехали в Америку в 1991 году. Как все, изучали английский; как многие, помогали растить внуков. И вдруг моя Белла, которая всю жизнь преподавала музыку, здесь, в Чикаго, начала писать стихи. Хорошие, эмоциональные стихи. Для нас открылась новая страница жизни. Мы вместе посещали Литературную студию, обсуждали написанное, издали две книги ее стихов, путешествовали. И когда в 2007 году она внезапно умерла, я оказался не у дел, всем своим существом почувствовал ужасающую пустоту.
И я занялся распространением нашей газеты, которую ждут и читают люди. Я с ними общаюсь, чувствую себя причастным к общему делу. Кроме того, в моей жизни появилась еще одна цель: я популяризирую и печатаю в газете «Земляки» и других русскоязычных изданиях стихи Беллы.
И Ефим показывает мне любовно хранимые вырезки из газет, книги автора Беллы Тункель, два тома альманаха, издаваемого Литературной студией, с ее стихами.

 

 

Ефим Тункель в городе Лиепая


Они нежные, как звуки чарующей музыки; страстные, как сама любовь, которая является главной ее темой; философские, как сама жизнь.
За свое лирическое стихотворение «А за окном...»  в 2004 году поэтесса была удостоена  сертификата «Международного общества пушкинистов» на 14-м Международном поэтическом конкурсе «Пушкинский мир», проводимом в Нью-Йорке.
Сильна ее гражданская лирика. И мне бы хотелось привести здесь одно из ее стихотворений, посвященных событиям 11-го сентября 2001 года.

Везувий вдруг огнем дохнул,
как в дни Помпеи.
Безвинных жизни он спалил,
их прах развеял.
Сожженным всем, погибшим там,
в аду завалов -
Что скажешь ты, что скажешь им 
- все будет мало.
И сотни душ, взлетевших вверх,
собой закрыли
Сиянье солнца, лунный свет -
весь мир, где жили.
И скорбь за них нам не унять,
не в наших силах,
Не может разум наш понять
того, что было!
Мой очерк был бы неполным, если бы я не рассказала о славном военном прошлом Ефима Тункеля.
Он родился, окончил 7 классов еврейской школы и русскую школу в белорусском городе Осиповичи. В 1938 году переехал в Москву, работал на авиационном заводе и учился в Московском авиационном институте.
Когда началась война, все заводское оборудование погрузили на платформы и под Куйбышевым начали восстанавливать авиазавод в цехах, которые ранее были построены руками зэков.
Работали с другом Сережей тяжело, жили на квартире, впроголодь. И тогда они решили поступить в школу пилотов. Пошли к военкому. Просмотрев их документы, служака важно заявил:
- Нееет. У вас бронь и вы не подлежите мобилизации. За такие дела меня арестуют.
Ребята ушли, но на другой день пришли снова и на стол поставили бутылку водки и закуску. Сказали дружно:
- Хотим служить в Красной Армии. Хотим быть пилотами.
- Я подумаю, - ответил военком, но дары принял.
Через пару дней их - согласно имеющемуся образованию - направили в разные школы. Так Ефим с чемоданчиком в руках прошагал 25 километров до аэродрома и полтора года учился там «пахать» воздух и прыгать с парашютом - у него 11 прыжков.
После такой предварительной подготовки его направили в Ейское высшее военно-морское авиационное училище и затем на фронт - в авиацию Балтийского флота, сначала в Эстонию, потом в Восточную Пруссию. В составе истребительного авиаполка он участвовал в разгроме Курляндской группировки немецких войск: сопровождал бомбардировщиков и охрану торпедных катеров. Летал на многих типах военных самолетов, в том числе на американских «Кобрах».
После Победы пересел на реактивные самолеты. Служил в латвийском городе Лиепая, в 1961 году уволился из армии, отдав авиации 20 лет жизни.
Ефим, в книге «Война и судьбы», изданной чикагской Ассоциацией ветеранов,  Вы пишите, что после войны возглавили эскадрилью лучших летчиков по борьбе с запускаемыми со стороны Западной Европы воздушными шарами с пропагандистской литературой. Поясните, пожалуйста.
- Это было в 1953-54 годах из-за плохих отношений с Соединенными Штатами. Наша группа перехватчиков, состоящая из летчиков 1-го класса, несла постоянное боевое дежурство по охране государственной границы от любых провокаций, например, со стороны Швеции. Взлет при любой погоде. Кроме того, мы сбивали огромные воздушные шары, несущие контейнеры с антисоветской литературой.
А какой в этом великий смысл, если подбитый воздушный шар в целости и сохранности доставлял на землю книги и другое содержимое контейнера, который к тому же сам раскрывался от удара об землю? Мне это очень напоминает эффективность советских глушилок, не способных перекрыть «вражеские голоса», но очень подогревающих интерес к ним.
- Наверное, от такой низкой эффективности и развалился Советский Союз. Но приказ есть приказ, и мы его выполняли.
Расскажите, как Вы познакомились со своей будущей женой Беллой Тункель: «пришел-увидел-победил»?
- Почти что так. Я ведь летчик!
В Ленинград я приехал в отпуск на 4 дня и остановился у своих родственников. На вечеринку пришла Белла со своим другом, но провожал ее уже я.
А как дальше развивались события?
- Я позвонил командиру с просьбой продлить отпуск еще на несколько дней. Потом надел парадную летную форму и попросил у родителей Беллы руку их дочери. Сыграли свадьбу и я вернулся в часть. Это заняло 10 дней, а прожили мы с Беллой 54 года...
И  потому свой очерк я закончу замечательным стихотворением Беллы Тункель, в котором она сумела точно и кратко, поэтическим языком описать эти 54 года их счастливой совместной жизни.

 

Девяносто цветущих роз от дочери


Участнику Великой Отечественной войны, летчику 1-го класса, кавалеру 17 боевых наград Ефиму Тункелю посвящается
Красавцы-самолеты выруливают
к взлету,
А муж мой (в прошлом летчик)
в иллюминатор врос.
Военных лет полеты вдруг
вспомнились пилоту
И так вновь захотелось
к штурвалу - ну, до слез!
Земля уже под нами, летим под облаками,
А мысли у пилота летят еще быстрей.
Свои он вспомнил взлеты, посадки, перелеты
И с неба не вернувшихся товарищей-друзей,
Что были молодыми, веселыми, простыми,
И в небо поднимались, как он, по многу раз.
Те годы отгремели. Не все дожить сумели,
Хотя все были асы, пилоты первый класс!
А море - там, под нами, не знает,
как годами
Над Балтикой пилоты вели смертельный бой.
Как волны там кипели от взрывов и шрапнели
И солнце исчезало под черной пеленой.
Все ордена, медали, что в дни
боев вручали,
На праздничном костюме давно
в шкафу висят.
А кортик дедов в руки берут с
восторгом внуки
И гордостью за деда глаза у них горят.
Но мы всегда мечтали о том, чтоб не узнали
Ни дети и ни внуки войны
приказа: «Взлет!»
И чтоб они летали лишь в солнечные дали,
А в небо поднимал их гражданский самолет.
Воздушный мир простроен...
Опять летим над морем,
А муж мой (в прошлом летчик)
в иллюминатор врос.

Ефим Тункель - достойный Человек и отличный Волонтер года прошедшего.
В преддверии 68-й годовщины со Дня нашей общей Победы прими искренние  поздравления, дорогой ветеран, будь здоров и донеси нашу газету в дом каждого, доступного тебе земляка. Вместе со своей доброжелательностью, теплом и оптимизмом.

в начало статьи