№7(399)

Апрель 2015

   ДЕТИ ВОЙНЫ

Автор: А.Гороховский

Уважаемые коллеги!

К Вам обращается чикагский журналист, заслуженный работник культуры Украины Анатолий Гороховский.
Два дня тому назад посольство России в США прислало мне юбилейную медаль, посвященную 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Эта награда вручена мне одному из первых в Чикаго за то , что четыре года войны я работал на эвакуированном в Челябинск прославленном Кировском заводе, который делал лучшие в мире танки Т-34 .
Леон Котлотовский, герой моего очерка, который я предлагаю Вашему вниманию, тоже был в числе первых участников в неизвестной до сих пор встрече советских и американских воинов на берегу Эльбы в конце апреля 1945 года.
Очень хотелось бы увидеть очерк на страницах газеты, так как герои живут, пока о них помнят.

 


Неизвестная встреча на берегу Эльбы, о которой поведал ее участник

Леон Котловский.

Из истории Второй мировой войны известно, что 25 апреля 1945 года недалеко от немецкого города Торгау, находящегося вблизи многоводной реки Эльбы, встретились войска 1-го Украинского фронта с воинами 1- й Американской армии. В результате этой встречи войска союзников сумели в короткое время расколоть вооружённые силы Германии на две части - северную и южную, что приблизило победу над врагом.
Спустя некоторое время, на месте этой исторической встречи была установлена мемориальная доска, на которой только на английском языке сообщалось о рукопожатии американцев с передовыми частями 1-го Украинского фронта.
Но немецкий историк из Торгау Уве Нидорен приводит факты, свидетельствующие о том, что встреча советских и американских солдат, которая официально отмечается, была не первой. По словам историка,русские и американцы впервые встретились на три с половиной часа раньше в местечке Штрел в 30 километрах южнее Торгау.
Однако не все события, происходившие в памятные апрельские дни 45-го года, были известны немецкому учёному. Их дополнил своими воспоминаниями участник Великой Отечественной войны, наш бывший земляк Леон Котловский.

Леон - сын полка

С героем этого рассказа я познакомился случайно. Это произошло в медицинском офисе доктора Беллы Зарубинской, опытного терапевта, услугами которой пользуются многие русскоязычные жители Чикаго. Закончив моё обследование, доктор, как-то невзначай, высказала предложение, заинтересовавшее меня:
-- За дверью моего кабинета ожидает приёма больной, с которым Вам, как журналисту, полезно было бы познакомиться. Скажу только, что мой пациент прошёл дорогами войны от Сталинграда до Берлина, он был одним из участников первой встречи с американскими соратниками на Эльбе.
Действительно, в приемной сидел пожилой мужчина, очень скромно одетый. Не обращая внимания на происходящее вокруг него, он углубился в чтение книги. Доктор познакомила меня со своим пациентом и тут же отправилась в кабинет.
Я присел рядом с новым знакомым и с удовольствием подал ему руку. С нескрываемым усилием он пожал её и назвал своё имя: Леон Котловский. Я сказал бывшему воину, что меня очень заинтересовала краткая информация о его фронтовом прошлом, полученная от доктора, в частности о встрече на Эльбе с американскими войсками.
- О прошедшей войне, - сказал Леон,- много можно рассказывать, были победы и были поражения. Что касается меня, то я был несколько раз ранен, контужен и имел счастье принимать участие во встрече на Эльбе с союзниками.
На этом наш разговор закончился, ибо пациента пригласили в кабинет врача. Мы договорились о том, что следующая наша встреча состоится у меня дома.
Котловский приехал в условленное время, и продолжилась беседа, которая иллюстрировалась многими фотографиями и документами, привезёнными моим новым знакомым.
-- Я готов отвечать на вопросы. Скажите, что Вас интересует?-
-- Пожалуй, события, связанные с началом войны.
--Согласен. Когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, мне исполнилось 14 лет. В то время я был учеником ремесленного училища, вместе со мной за партой сидел верный друг и товарищ Алексей Шемерок. В начале 1942 года его призвали в армию. Мне не хотелось с ним расставаться, и поэтому я решил составить ему компанию. Я, откровенно говоря, сбежал из дома, и мои родители не знали, куда я девался. Они, естественно, очень переживали, ибо я даже не оставил имзаписки.
Привезли нас в запасной полк, и там, к сожалению, наши дороги разошлись. Моего товарища зачислили в артиллерийское подразделение, а меня хотели отправить домой. В конечном счёте, мне удалось уговорить начальство зачислить меня сыном полка, и это желание было, к моему счастью, удовлетворено.
Дальнейшие события оказались для меня счастливыми. В наш полк приехал майор за пополнением для танковой дивизии, которая готовилась к Сталинградской битве. Узнав о наборе танкистов, я обратился к майору с просьбой взять меня с собой, сославшись на то, что я закончил ремесленное училище и овладел специальностями слесаря и механика. Майор понял мою хитрость, и всё же решил взять меня при условии, что я соглашусь выполнять обязанности посыльного.
Таким образом я оказался в составе 69-й танковой армии, которая располагалась в селе Пирское,  недалеко от Волги. В начале военных действий мне пришлось выполнять обязанности посыльного, хотя такая должность меня не удовлетворяла. Я хотел овладеть боевым оружием, чтобы отомстить фашистам за горе и смерть, которые они несли беззащитным людям. Вскоре счастье мне улыбнулось.

От посыльного до командира танка.

В то время как шла подготовка к боевым действиям на Сталинградском направлении, командир танкового подразделения вызвал посыльного Леона Котловского и спросил его, сумеет ли он заменить заболевшего заряжающего? Юноша обрадовался заданному ему вопросу и сразу же заверил офицера, что справится с выполнением задания. Он сдержал слово и вскоре занял в танке место стрелка- радиста.
После победного завершения Сталинградской битвы Леон Котловский был направлен на учёбу в военное училище, которое готовило командиров танка. В мирное время курс подготовки продолжался два года, а в условиях войны он был сокращён до двух месяцев.
Получив звание лейтенанта, Котловский отправился в Челябинск на прославленный Кировский танковый завод за получением боевой машины Т-34. В выпуске этих танков, признанных в то время лучшими в мире, есть частица и моего труда, ибо в военные годы мне довелось трудиться в Танкограде, за что был удостоен правительственной награды.
За время пребывания на предприятии танкисты успевали ознакомиться с последними образцами боевых машин, провести на заводском полигоне пробные испытания танков, они также практически овладевали новыми приборами, которые были установлены на машинах Т-34.
В своё подразделение молодой офицер прибыл с модернизированным танком и сразу же был включён в подготовку к сражению на Курской дуге, которое считается самым крупным в истории Второй мировой войны. Гитлеровское командование стремилось окружить советские войска в районе Курска и открыть для себя дорогу на Москву.
12 июня 1943 года на подступах к селу Прохоровка заговорили пушки, в небо поднялась авиация, в бой пошли танки. О том, как проходила битва, в которой с обеих сторон принимали участие тысячи боевых машин, рассказывает его участник командир танка Т-34 Леон Котловский:
--Со времени боёв на Курской дуге прошли десятилетия, а мне по ночам продолжает сниться, как стенка идёт на стенку. Это ужасно, переживания не дают покоя, мне кажется, что я продолжаю находиться в танке и веду бой с неприятелем. На подступах к Прохоровке немцы сосредоточили отборные танковые подразделения, в частности 1-ю дивизию СС " Адольф Гитлер", к которой были приданы новейшие тяжёлые танки "Тигры","Фердинанды" и "Пантеры". Немецкое командование делало ставку на эту технику. Оно надеялось, что сумеет таранить наши танки, смять их и открыть дорогу пехотным подразделениям. Однако расчёты гитлеровцев не оправдались, наши танки были превосходными, они хорошо маневрировали, их пушки крошили "Тигров" и "Пантер". Надо признать, что и мы несли потери. Вражеским снарядом был подбит мой танк, я получил серьёзное ранение и проходил лечение в Саратовском военном госпитале. И всё же, несмотря на все усилия гитлеровцев, победу под Курском одержали советские войска. Хотел бы напомнить, что 5 августа в Москве был дан первый салют в честь освобождения Орла и Белгорода.
После выздоровления Леон Котловский был направлен в одно из танковых подразделений второго Украинского фронта.

Встреча в лесу под Жмеринкой

Беседа с Леоном Котловским затянулась,требовалась передышка. На это обстоятельство обратила внимание моя дочь Лена, которая предложила сделать небольшой перерыв и перекусить. Предложение было принято, и на столе появился замечательный торт.
После чаепития возобновилась беседа. Я попросил уважаемого Леона поделиться своими впечатлениями о его участии в освобождении Украины от фашистской нечисти.
-- Чтобы ответить на Ваш вопрос, потребуется много времени, - признался собеседник. Мне пришлось со своим танком освобождать многие украинские города.
-- Назовите хотя бы некоторые.
-- Дарница, Житомир, Бердичев, Винница, Жмеринка, Шепетовка, Черновцы.
-- Из названных Вами городов моё внимание привлекла Жмеринка, ибо по соседству с ней находится еврейское местечко Браилов, в котором я родился, там окончил среднюю школу и получил путёвку в жизнь.
-- Охотно выполню Вашу просьбу. Ранней весной 1944 года наш полк участвовал в освобождении Жмеринки, которая, как известно, является крупным железнодорожным узлом, им довольно часто пользовалось немецкое военное командование. Полк остановился недалеко от леса. Мне было поручено найти место для ночёвки воинов. В поисках пригодной площадки я наткнулся на землянку, в которой находились люди. Подошёл ближе, и в полутёмной сырой яме увидел еврейскую семью: мужчину, его жену и троих дочерей.
-- И как они среагировали на Ваше появление?
--Были страшно напуганы, они решили, что их обнаружили немцы. Пришлось незнакомцев успокоить. Я сказал им, что ничего плохого не собираюсь делать, наоборот, готов оказать им помощь. Из их рассказа я узнал, что в этом убежище они ютятся три года, их опекают местные украинцы, которые приносят еду, одежду, они установили печурку для обогрева и приготовления пищи.
Обо всём увиденном и услышанном я доложил командиру подразделения подполковнику Воронцову, человеку доброму и сочувствующему чужой беде. Он приказал выделить из полкового запаса хлеб, сахар, консервы, и, кроме того, выдать одеяла и шинели. Командир полка обязал меня в течение двух дней решить все вопросы, связанные с обустройством этой семьи.
- Интересно было бы узнать, поддерживали ли вы связь с этой семьёй после того, как полк покинул Жмеринку?
-- Я долгое время переписывался со своими подшефными, а когда находился в Германии, то при каждом удобном случае отправлял им посылки с продуктами и одеждой.

Памятнoe рукопожатие Союзников

Позади осталась Украина. Полк, в котором служил Леон Котловский, громил гитлеровцев в Румынии. В одном из сражений фашистский снаряд угодил в танк моего собеседника. Тяжёлое ранение - и снова госпиталь, снова операции. После завершения лечения Котловского направляют в польскую армию, которая формировалась в Советском Союзе. В состав нового воинского образования включались офицеры Советской армии, имевшие большой боевой опыт. Леон Котловский был назначен заместителем командира танкового полка.
-- Хотел бы спросить Вас, уважаемый Леон, каким образом Вы оказались в составе польской армии?
--Дело в том, что я родился и провёл детские годы в Польше, а после 1939 года моя семья оказалась на территории Советского Союза. По национальности я еврей, а в документах значился гражданином Польской республики. Когда мне предложили сменить военную форму, я не возражал, ибо знал, что в конечном счёте буду бить фашистов и внесу свой вклад в дело победы над оккупантами.
-- А теперь просил бы Вас продолжить свои воспоминания, связанные со встречей на Эльбе с американскими коллегами.
-- Наш полк, действуя совместно с советскими подразделениями, шёл на Берлин. Дорога, как нетрудно себе представить, не была усеяна розами, наоборот, нам приходилось ломать крепкую оборону врага. Нам противостояли лучшие немецкие подразделения, в частности, дивизия СС имени Германа Геринга. На подходе к Эльбе находился пороховой завод, превращённый фашистами в неприступную крепость. Но никакие крепости не могли устоять против нашего натиска, были использованы все возможности, чтобы разгромить противника, засевшего за оборонительными укреплениями.
Преодолев сопротивление немцев, наш полк подошёл к реке. На её западном берегу уже находились американцы.
-- А теперь я хочу задать главный вопрос, который касается вашей встречи в двадцатых числах апреля 1945 года с союзниками.
-- -Это событие навсегда врезалось в мою память. Прошли десятилетия, а я до подробностей помню всё, что происходило на восточном берегу Эльбы.
Заметив нас, американцы, не имея под руками плавсредств, наскоро соорудили плот, на котором переправились на наш берег.
Мы поздравляли друг друга со знаменательной встречей, обнимались, целовались, обменивались значками, предметами бытового назначения. Радостям не было границ, однако никто из американцев не владел русским языком, и никто из нас не знал английского. Настала небольшая заминка. Зная, что в американской армии служат евреи, я спросил побратимов владеет ли кто-либо языком идиш?
Откликнулся майор, который сказал, что владеет немецким языком и немного разговаривает на еврейском. Вот тогда и началась оживлённая беседа. Мы поделились новостями, ближе познакомились, узнали кто есть кто. В частности, майор сказал, что возглавляет разведку Седьмой армии, которой командует генерал Бредл.
Встреча, о которой я рассказываю, состоялась в первой половине дня, а на ужин американцы пригласили нас к себе.
К сожалению, эта встреча не состоялась - командир полка получил срочный приказ, согласно которому нашему подразделению необходимо было прибыть в обозначенный пункт для участия в наступлении на Берлин.

Торжество в Иерусалиме

С момента встречи на Эльбе миновали многие годы, за это время в мире произошли большие изменения, на географической карте появились новые страны, в том числе еврейское государство Израиль.
В начале мая 1985 года во многих странах отмечалась 40-я годовщина победы над фашистской Германией. В те дни в Иерусалиме состоялся большой праздник, на который из многих стран были приглашены борцы против гитлеровских оккупантов. Среди гостей был мужественный танкист Леон Котловский, которому организаторы праздника поручили сделать фоторепортаж, посвящённый торжественному митингу.
-- А почему именно Вам было дано такое поручение? Может быть фотодело стало вашей гражданской профессией? - таким был мой очередной вопрос, адресованный Леону.
-- Да нет же. Фотографированием я увлёкся ещё в школе, а после войны оно стало моим хобби.
А теперь вернусь к митингу. Чтобы лучше запечатлеть гостей, сидящих в президиуме, я подошёл к ним поближе и сделал несколько кадров. Мне удалось снять американского генерала, который, заметив меня, не спускал с меня глаз. Когда я стал возвращаться на своё место, генерал успел шепнуть мне:
--Задержитесь после окончания митинга, я хочу с вами поговорить.
Пока расходились участники торжества, я всё думал, зачем я понадобился американскому генералу, неужели только для того, чтобы получить снимок на память? Но, как оказалось потом, речь не шла о фотографии. Когда мы встретились, генерал стал внимательно всматриваться в мои глаза, искал знакомые ему черты на моем лице. Потом он спросил меня:
--Где мы с Вами встречались? Пожалуйста, вспомните.
Я тоже напрягаю свою память, чтобы определить, где мы виделись, уж очень вы мне знакомы.
Я стал вспоминать, где воевал, госпитали, в которых лечился, вспомнил пороховой завод, находившийся недалеко от Эльбы, за который немцы ожесточённо сражались.
Когда я назвал этот завод, генерал обнял меня и начал целовать.
-- Теперь я точно знаю, что наша встреча состоялась на Эльбе в 20-х числах апреля 1945 года, - радостно воскликнул генерал. Спасибо тебе, Леон. Приглашаю тебя в Америку, познакомишься с моей страной, с её бытом, с её людьми.
Я воспользовался этим приглашением, мне понравились Соединённые Штаты, и я поселился в Чикаго, где, кстати, жил генерал Вильям Левин. Зимой он выезжал на юг, где проводил несколько месяцев.
-- Уважаемый Леон, есть у меня к вам ещё один, на сей раз заключительный вопрос. Поделитесь с читателями вашим пребыванием в Израиле, расскажите об участии в военных действиях против врагов напавших на молодое еврейское государство.
-- В 1957 году вместе со своей семьёй я переехал из Польши в Израиль .Когда страна отмечала первое десятилетие независимости, президент Египта Насер начал войну против евреев. Я, как опытный офицер, возглавил танковое подразделение, с которым дошёл до Суэцкого канала. В одном из сражений я был тяжело ранен и по состоянию здоровья уволен из вооружённых сил.
Меня заменили дети и внуки, которые служили в армии обороны Израиля.
Таков Леон Котловский - солдат, офицер, командир, участник одной из первых встреч с

американцами на Эльбе, отмеченный многими боевыми орденами и медалями.



в начало статьи