№10(354)

Май 2013

Еще раз о борьбе узников Минского гетто

автор: Антон Шемет, наш спец. корр. в Беларуси    

К огромному сожалению, и в советское время, и сейчас редко вспоминают и весьма бегло описывают  историю Минского гетто и руководителей сопротивления в Минске.
В преддверии годовщины освобождения Беларуси от немецкой оккупации хотелось бы напомнить о Минском гетто и о тех, кто руководил и организовывал его сопротивление фашистам.
Благодарю за помощь в написании статьи Эммануила Григорьевича Иоффе, ведущего историка Беларуси. (Читайте в следующих выпусках большое интервью с ним).
Минское гетто было одним из самых крупных в Европе, а на оккупированной территории СССР занимало второе место(!) по количеству узников после гетто во Львове.
Через Минское гетто прошло более 100.000 евреев из разных стран Европы.
Минск был оккупирован войсками вермахта в течение трёх лет - с 28 июня 1941 года по 3 июля 1944 года.
Уже через три дня, 1 июля 1941 года, оккупационная власть наложила на евреев Минска «контрибуцию», заставив сдать определенное количество денег и драгоценностей.
Вскоре было приказано создать юденрат (еврейский комитет) и избрать его председателя. Председателем юденрата немцы поставили Илью Мушкина (до войны - начальник одного из минских трестов) из-за его знания немецкого языка.
19 июля 1941 года, через три недели после захвата Минска, немцы, реализуя гитлеровскую программу уничтожения евреев, приняли решение о создании гетто. В этот день в Минске состоялось совещание командующего тылом группы армий «Центр» генерала Шенкендорфа и высшего начальника СС и полиции генерального округа «Белоруссия» бригаденфюрера СС Ценнера, на котором рассматривались вопросы взаимодействия по уничтожению евреев.
Решение о создании гетто было обнародовано (расклеено на столбах) на следующий день 20 июля 1941 года, на белорусском и немецком языках.
Представителем немецкого командования в гетто с неограниченными правами был назначен патологический садист Городецкий - наполовину немец, бывший житель Ленинграда.
Юденрат, не имеющий никаких административных прав, первое время отвечал за сбор контрибуции с евреев Минска, за скрупулезную регистрацию всех домов в гетто и каждого узника, и за соблюдение санитарии в гетто — так как немцы очень боялись эпидемий.
На перемещение евреев в гетто по плану было отведено пять дней, однако практически осуществить переселение десятков тысяч людей за такое время оказалось невозможно, и срок был продлен до конца июля. К 1 августа 1941 года переселение евреев в гетто было завершено, туда было загнано 80.000 человек.
В сентябре-октябре 1941 года узников в гетто было уже около 100.000.
На начало апреля 1942 года, по официальным данным оккупационного генерального комиссариата, в Минске были зарегистрированы 20000 работоспособных евреев. Уже к концу сентября 1942 года это число сократилось наполовину. К октябрю 1942 года территория гетто была разделена на пять частей, на которой находилось 273 дома.

Всего к концу 1942 года в гетто было убито и погибло из-за нечеловеческих условий более 90000 евреев, а к началу 1943 года в живых осталось от 6.000 до 8.000 узников.
21 июня 1943 года нацистская верхушка приняла решение о полном уничтожении всех гетто на оккупированных землях.
Последним днём существования Минского гетто считается 21 октября 1943 года - день начала последнего погрома. В течение 21-23 октября 1943 года нацисты убили всех ещё живых к тому времени узников, кроме 500 квалифицированных мастеров, вывезенных в Германию. На территории Минского гетто, как потом выяснилось, в живых осталось только 13 человек, которые прятались на протяжении нескольких месяцев в подвале дома около еврейского кладбища на улице Сухой, и смогли выйти из убежища только в день освобождения Минска в июле 1944 года.
Из более 100.000 евреев, попавших в гетто, выжить смогли только 2-3 % узников.
Хотелось бы более подробно остановиться на сопротивлении узников внутри гетто и биографии двух самых известных героев этой неравной борьбы - Исае Пинхусовиче Казинце и Михаиле Львовиче Гебелеве.
В Минском гетто под руководством Исая Казинца, Михаила Гебелева, Гирша Смоляра и Матвея Пруслина уже с первых месяцев его существования активно действовали 22 подпольные группы, объединявшие более 300 человек.
На их боевом счету диверсионные акты и саботаж на немецких предприятиях и железнодорожном узле, около 5000 людей, выведенных из гетто в партизанские отряды, сбор оружия и медикаментов для партизан, распространение подпольной печати. Уже к концу 1941 года в гетто был организован единый подпольный центр. Гирш Смоляр, один из руководителей подпольной боевой организации гетто, был еврейским писателем и журналистом, оставившим впоследствии воспоминания о годах борьбы с нацизмом.
Подполье организовывало вывод евреев из гетто в леса, а проводниками чаще всего были дети. Известны имена некоторых из них: Катя Кеслер, Сима Фитерсон (11 лет), Давид Клионский, Рахиля Гольдина, Моня, Беня (12 лет), Фаня Гимпель, Броня Звало, Вилик Рубежин, Броня Гамер, Катя Перегонок, Леня Модхилевич, Миша Лонгин, Леня Меламуд, Альберт Майзель.
С огромным риском в ноябре 1941 года из гетто выбралась первая вооруженная группа евреев во главе с Б.Хаймовичем. К большому сожалению, не найдя партизан, почти все они погибли в феврале-марте 1942 года. 10 апреля 1942 года из Минска вышла вооруженная группа с И.Лапидусом, Оппенгеймом и В.Лосиком, из которой впоследствии образовался партизанский отряд им.Кутузова 2-й Минской бригады.
Всего из узников Минского гетто были созданы, по разным данным, от 7 до 10 партизанских отрядов: 5-й отряд им.Кутузова, отряды имени Лазо, Буденного, Фрунзе, Пархоменко, Щорса, 25-летия БССР, отряд 406 и отряд 106, 1-й батальон 208-го отдельного партизанского полка.
Казинец Исай Павлович (Пинхусович) родился в 1910 году в городе Геническе Херсонской области в семье рабочего. Его отец погиб на Гражданской войне, после чего Исай до 1922 года жил в детском доме. В 1922 году Исай переехал в Батуми, а в 1936 году окончил Киевский нефтяной институт, служил в армии с 1936 по 1937 годы и работал в городах Калинине и Горьком. С 1939 года — главный инженер предприятия «Нефтесбыт» в Белостоке (БССР).
Вступил в члены ВКП(б) в 1938 году. С началом войны в июне 1944 года вместе с отступающими частями Красной Армии ушёл из Белостока и добрался до Минска.
Остался в городе на подпольной работе и был избран секретарем Минского подпольного городского комитета партии в ноябре 1941 года. Его подпольные псевдонимы «Слава», «Юригин», «Славка Победит».
Под руководством Казинца в Минске была создана сеть подпольных групп и проведено более ста диверсионных акций.
Но к большому несчастью в начале марте 1942 года немцы сумели арестовать некоторых подпольщиков, при этом захватив списки и документы сопротивления. В ходе зверских допросов один из арестованных выдал Казинца.
26 марта Исай Казинец и остальные члены подпольного комитета были арестованы.
Большее месяца всех эти люди подвергали жестким и зверским пыткам.
Раним утром 7 мая 1942 года Исай Казинец был повешен в Минске, в городском сквере, в числе 28 участников подполья.
После войны, только через 23 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза с награждением орденом Ленина.
Именем Казинца названы площадь и улица в городе Минск. В здании Минского горкома коммунистической партии Белоруссии была установлена мемориальная доска, на месте казни в Центральном сквере в Минске — мемориальный знак. Мемориальная доска установлена на доме № 1 по улице, носящей его имя.
Писатель Иван Новиков посвятил Исаю Казинцу и его соратникам по подполью первую часть трилогии «Минский фронт» — «Руины стреляют в упор», а режиссёр Виталий Четвериков снял в 1970-х годах на киностудии «Беларусьфильм» 6-серийный телевизионный сериал «Руины стреляют...»
Михаил Львович Гебелев родился в деревне Узляны в 1905 году. Отец Лейба Гебелев был столяром-краснодеревщиком, а мать Рися умерла в 1919 году от тифа. Лейба остался с 8-ю детьми - (4 мальчика и 4 девочки). В Узлянах в 1920-е годы Михаил был секретарем комсомольской организации и депутатом сельского совета.
В 1927 году Михаила призвали в армию, службу он проходил в Бобруйске, в 10-м стрелковом полку 4-й дивизии имени Германского пролетариата. Во время службы окончил полковую школу, стал командиром отделения и вступил в ВКП(б). В этот же период он познакомился с Хасей, дочерью парикмахера из местечка Любоничи, и женился на ней. После демобилизации переехал в Минск и работал столяром на заводе имени Молотова. Семья Гебелева - он сам, жена и три дочери (младшая Светлана родилась 8 июня 1941 года) жила в одной комнате в доме на улицы Мясникова в Минске.
На третий день войны Гебелев поехал на армейский сборный пункт в Уручье (в 1941 пригород Минска), однако там царила паника и неразбериха. Гебелев вернулся в Минск. 
По решению партии Михаил Гебелев становится одним из членов подполья в созданном нацистами 20 июля 1941 года еврейском гетто.
После гибели первого руководителя подполья, Якова Киркаешто, в одной из облав в гетто летом 1941 года Гебелев становится членом руководящей «тройки» подполья гетто, включающей кроме него Исая Казинца и Гирша Смоляра. Как единственный минчанин в руководстве, хорошо знавший город, Гебелев был связным между подпольем гетто и так называемыми «русскими районами».
В это же время за его мужество и храбрость Гебелев получил кличку «Бесстрашный Герман».
Гебелев занимался многими вопросами подпольной работы, в первую очередь отбором и отправкой боеспособных узников гетто в партизанские отряды. Кроме этого он занимался созданием первой подпольной типографии, спасал еврейских детей, переправляя их с новыми документами в детский дом в «русском районе», прятал в укрытиях гетто городских подпольщиков, которых искало гестапо.
После ареста 26 марта 1942 года Исая Казинца Гебелев, по воспоминанию Гирша Смоляра: «фактически стал одним из руководителей общегородской организации».
В начале мая 1942 года на совещании руководства минского подполья в городе было создано 5 подпольных райкомов ВКП(б). Тельмановский райком (гетто) возглавил Гебелев.
Гестапо вело розыск руководства подполья, и летом 1942 года было принято решение отправить Гебелева в партизанский отряд.
Что из этого получилось, после войны Симон Шнайдер, также бывшим узником гетто, рассказал жене Хасе Гебелевой: «Я был на площади, откуда из гетто отряд отправлялся в партизаны. Миша Гебелев должен был уйти с этой группой. В грузовике оставалось одно место — для него.
Увидев меня он сказал: «Езжай ты, Симон. Я в следующий раз…». Я отказывался. Он настоял. Он умел убеждать. Он спас меня. А сам…»

В июле 1942 года Гебелев был арестован и заключён в тюрьму. Подпольщики начали готовить его побег, собрали деньги и нашли надзирателя, готового им помочь. Однако Гебелева неожиданно перевели из городской тюрьмы в здание гестапо и 15 августа 1942 года, он был повешен.
Отец Михаила Лейба погиб в гетто вместе с его 16 родственниками.
После смерти Гебелева и уходе в партизаны в ноябре 1942 года Гирша Смоляра подпольный райком прекратил свою деятельность, а оставшиеся подпольщики также уходили в партизаны.
После войны деятельность Гебелева как и других еврейских подпольщиков и партизан подвергалась замалчиванию. Лишь 13 мая 1965 года указом Президиума Верховного Совета СССР Михаил Гебелев посмертно был награжден орденом Отечественной войны второй степени.
В Беларуси имя Гебелева как героя подполья впервые было публично озвучено 13 октября 1993 года в 50-летнюю годовщину гибели минского гетто. Имя Михаила Гебелева в числе других подпольщиков была названо в выступлении на торжественном юбилейном собрании председателем Верховного Совета Шушкевичем.
К столетию со дня рождения, 15 октября 2005 года одной из улиц Минска было присвоено имя Михаила Гебелева. В это же день дочери Михаила Светлане Гебелевой была вручена награда медалью «60 лет освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков».
Жена и дети Гебелева до оккупации Минска успели эвакуироваться и вернулись в город после войны. Хася Гебелева умерла в Минске 20 сентября 1987 года, а его три дочери со своими семьями живут в США.


     

в начало статьи