№9(353)

Май 2013

Город и его люди

автор: Лазарь Кайков


Бобруйск – один из старинных городов Белоруссии. Во времена Киевской Руси на том месте, где сливаются реки Березина и Бобруйска, было поселение, которое со временем стало городом. Можно предполагать, что в  названии города нашёл отголосок древний промысел жителей – охота на бобров. Богатые угодья и хорошее географическое расположение  Бобруйска постоянно привлекало внимание завоевателей и его жителям приходилось  защищаться  от нашествия чужеземцев. История хранит события 1502 года, когда в семи километрах от города  на реке Уса были разбиты крымские татары. Для защиты Бобруйска в начале XVI столетия был построен и обнесён глубоким рвом замок с башнями, а сам город укрылся за высокой стеной.
Долгое время Бобруйск входил в состав Великого княжества Литовского. В 30-х годах XVII столетия город перешёл во владение польской короны. В 1793 году, по второму разделу Польши, Бобруйск в числе других городов был присоединён к России и получил статус уездного города в составе Минской губернии.
Город становится частью черты оседлости, установленной  властями империи. После этого еврейское население города увеличивается быстрыми темпами. Результаты самой точной и достоверной переписи 1897 года в Бобруйске проживало: 34336 жителей, среди которых 20760 евреев (60% всего населения). В 1914 году в городе насчитывалось 25876 евреев (61% всего населения). Расцвет еврейской жизни в Бобруйске пришёлся на конец XIX – и начале XX столетия. Основными хозяйственными занятиями бобруйских евреев в то время  были изготовление одежды и торговля продуктами сельского хозяйства. Особенно преуспели  евреи в заготовке и продаже леса, который отправляли в южные области России и прибалтийские порты.
Бобруйск XIX столетия – один из центров духовной жизни евреев Белоруссии. Раввины города были широко известны за её пределами. В конце XIX – XX столетия Бобруйск обретает славу центра политической жизни белорусского еврейства. В городе действовали сионистские организации, однако наибольшую популярность завоевал Бунд («Всеобщий еврейский рабочий союз» в Литве, Польше и России). Бундовцы развернули свою деятельность в Бобруйске в конце 1897 года. Бобруйск, где  действовала  бундовская типография, стал одним из главных центров организации. В апреле 1898 года в Бобруйском организации Бунда  были изданы манифест и решения I съезда РСДРП, который состоялся с 1 по 3 марта 1898 года в Минске. В июле 1898 года типография была захвачена полицией, свыше 70 человек арестованы.
В 1917 году рухнула Российская империя, начался долгий период нестабильности. Особенно «отличились»  в деле организации  погромов польские войска, которые с августа 1919 года по июль 1920 года оккупировали Беларусь. Один из самых жестоких погромов произошёл в Бобруйске: озверевшие солдаты польской армии зарывали живых людей в землю.
В Бобруйске родилось большое количество  знаменитых евреев, в том числе: доктор философии, общественный деятель Нисон Кацнельсон; писатель, раввин, один из лидеров религиозного сионизма Исаак Ниссенбаум; знаменитый историк, профессор кафедры еврейского народа БГУ Самуил Лозинский; руководитель и идеолог рабочего движения в сионизме Берл Кацнельсон; известный учёный, раввин Шломо Зевин, экономист, профессор Абрам Лурье; писатель, один из лидеров сионистского движения, Абба Ахемеир; певец, народный артист БССР  Исидор Болотин; режисёр, заслуженный деятель искусств БССР Соломон Казимировский; юрист, доктор юридических наук Иосиф Горелик; писатель, президент общества истории гетто и геноцида евреев Леонид Коваль; журналист, писатель, киносценарист Эфраим Севела; белорусский писатель Михаил Герчик и многие, многие другие.
В 20-е годы прошлого столетия еврейская община Бобруйска сократилась. В 1926 году в городе проживало 21538 евреев (42% всего населения). В этот период создались благоприятные условия для развития еврейской культуры и образования в Белоруссии. В тоже время обрушились репрессии на религиозную жизнь евреев. Запретили деятельность хедеров и иешив. Тем не менее, ещё в 1939 году в Бобруйске существовало несколько еврейских школ, в которых преподавание велось на языке идиш.
К началу войны 1941 года в городе с окрестностями насчитывалось более 80 тысяч населения, из которых около 50 тысяч были евреями. Бобруйск, как и Одесса, - город легендарный. Легенды Одессы создавались Бабелем, а легенды Бобруйска – Севелой.
В первую пятилетку ускоренными темпами в Бобруйске развивалась машиностроительная, деревообрабатывающая, швейная и пищевая промышленность. Гордостью бобруйчан стали деревообрабатывающий комбинат – по тем временам, крупнейший в Европе, швейная фабрика им. Дзержинского, мебельная фабрика им. Халтурина, гидролизный завод.
Мирный созидательный труд советского народа, в том числе и бобруйчан, прервало нападение на СССР фашистской Германии. Вторая мировая война до основания потрясла человечество и оставила трагические следы в истории многих народов, втянутых в её орбиту, выкосила  кровавой косой  большую часть  еврейского населения, проживавшего на территории Европы и Советского Союза.
К сожалению, много в нашей жизни было трагических ситуаций. Когда я услышал по радио выступление  В.М. Молотова 22 июня 1941 г. о вероломном нападении Германии на СССР, не поверил своим ушам. Незадолго до этой страшной вести в печати было сообщение ТАСС, опровергающее слухи о дислокации немецких войск у границы нашей страны с целью нападения на Советский Союз. Утверждалось, что к восточным границам немецкие войска прибыли на отдых. По своей наивности большинство советских граждан поверили этой лживой информации. Знал ли Сталин, что Гитлер готовится  напасть на СССР, или верил в подписанный В.М. Молотовым пакт 1939 года? Об этом опубликовано было много противоречивой информации. Кто решил обмануть сам себя и усыпить бдительность с целью не создавать паники среди населения? В любом случае эту ложь нельзя оправдать. Возможно, она нанесла непоправимый урон советским войскам в начальный период войны. Многие, в том числе и я, были уверены в непобедимости Красной Армии и не сомневались, что в ближайшее время фашисты будут разгромлены. Мы не знали, что в эти дни германские полчища стремительно продвигаются на Восток, почти не встречая сопротивления. Только гарнизон Брестской крепости оказал достойное сопротивление немецким войскам. Многие защитники геройски погибли, но не сдались врагу.
В Бобруйске дислоцировались крупные воинские части. На окраине города располагался военный аэродром. Но основная часть самолётов  в воздух не поднялась. Говорили, что вместо авиационного топлива в баках была вода. Насколько этот факт соответствовал действительности – трудно сказать. В предместье города, в Киселевичах, располагались танковая и другие крупные воинские части. На пути фашистских орд находилась Бобруйская крепость, которая была участницей многих исторических событий. Эта цитадель во время вторжения Наполеона в 1812 году не сдавалась врагу и в течение четырех месяцев выдерживала осаду, тем самым оттянув на себя значительные силы французов, окруживших русский бастион. А при отступлении на реке Березина погибло очень много французских войск.
К сожалению, в 1941 году Бобруйская крепость не отличилась героическим сопротивлением. После захвата фашисты устроили в ней лагерь для военнопленных, где было уничтожено более 22 тыс. человек. Случилось это потому, что Белорусский военный округ не был готов к боевым действиям. Многие воинские части находились в летних лагерях. Поэтому первый удар на себя приняли пограничники, которые не смогли устоять против превосходящих сил противника.
Напрашивается вопрос – кто в этом виноват? По радио передавались расплывчатые сообщения, и я не мог представить, что на шестой день войны немцы займут наш город. До этого в окрестностях появились немецкие диверсанты, одетые в форму командиров Красной Армии. Об этом радио сообщало и призывало население проявлять бдительность и по мере возможности разоблачать их.
На третий день войны, 25 июня, моей маме удалось задержать диверсанта после того, как он обратился к ней с просьбой указать краткий путь к крепости. Обратив внимание на его акцент, мама сообщила о подозрительном человеке военному патрулю, после чего он был задержан.
На следующий день, 26 июня, по радио объявили, что немецкие самолёты в ближайшее время начнут бомбардировку города и призывали население спасаться бегством в лес.
В городе поднялась паника. На подводах и пешком десятки тысяч людей устремились к реке Березина, стремясь как можно быстрее перейти мост. До этого дня жизнь мало чем отличалась от мирной, за исключением того, что в огородах и на приусадебных участках население активно рыло траншеи для бомбоубежищ, которые в итоге никому не пригодились. Было впечатление, что все люди решили покинуть город. Страшно подумать, сколько народа могло погибнуть, если бы в эту огромную толпу, скопившуюся у моста, попала бомба, но в этот день беда нас миновала.
Вместе с мамой мне пришлось уговаривать дедушку и мою тётю, мамину сестру, покинуть вместе с нами город. Дедушка помнил 1918 год и тех немцев, которые благосклонно относились к мирному населению, в том числе и к евреям. Поэтому он категорически отказался покинуть свой дом. Когда мы перешли мост через Березину, обратной дороги в город уже не было. Навстречу нам, с востока на запад, двигались большие колонны воинских частей Московского военного округа. Мы наивно полагали, что в ближайшее время немцы будут разбиты. Судьба этих военных подразделений нам неизвестна, но 28 июня немцы вошли в Бобруйск без всякого сопротивления со стороны войск Красной Армии.
На вторые сутки нашего пути в небе появились немецкие самолёты, которые с бреющего полёта начали расстреливать идущих. На моих глазах погибла целая семья, ехавшая на подводе. Мы спаслись благодаря тому, что шли по опушке леса. На пути движения на восток многие  останавливались на короткое время в деревнях, меняли вещи на продукты. У нас с мамой кроме документов и нательной одежды ничего не было, мы расплачивались деньгами, которые крестьяне брали неохотно.
На четвёртый день пути мы пришли в город Кричев, где нас погрузили на открытую платформу длинного состава, состоящего из товарных вагонов. После долгих скитаний мы оказались в городе Барнаул  Алтайского края, в котором проживали поляки, сосланные на поселение. Их оказалось несколько тысяч человек, и жили они гораздо лучше, чем наши беженцы. Они получали щедрую американскую помощь в виде продуктовых и вещевых посылок, а некоторые – и валюту от живших за океаном родственников. Мне, 14-летнему мальчишке, вместе с такими же, как и я подростками, приходилось пилить и колоть дрова для них  за чашку горячего какао. Желающих получить вкусный напиток было много. Пришлось устанавливать очередь, которая строго соблюдалась. Поэтому мне какао редко удавалось попить. В те годы я работал разнорабочим по 12 часов на строительстве военного завода, даже в лютые зимние морозы. А после работы продолжал учиться сначала в вечерней школе, а затем в техникуме.
Прошлое не исчезает с течением времени. Оно превращается  в воспоминания и существует в настоящем. Поэтому я помню день, когда по радио сообщили о предстоящей бомбардировке Бобруйска. Благодаря этой информации город вовремя покинуло и спаслось около 40 тысяч евреев, а примерно около 10.000 тысяч по разным причинам осталось. Какая бы ни была цель сообщения – спасти людей от возможной гибели или создать в городе панику – теперь это уже не имеет большого значения. Главное, что большая часть еврейского населения была спасена. К большому сожалению, во многих оккупированных фашистами городах Белоруссии, Украины и России большая часть еврейского населения была уничтожена. Это произошло из-за того, что ни по радио, ни в печати не было своевременной информации о том, что немцы истребляют евреев.
Из промышленных городов отправлялись в эвакуацию составы, гружённые демонтированным оборудованием, которое затем устанавливалось на строящихся заводах и производственных площадях для изготовления военного снаряжения и боевой техники. Непосредственное участие в этом процессе принимали инженеры, техники, квалифицированные рабочие еврейской национальности, которые вместе с семьями в теплушках, в эшелонах, следовали на восток вместе с оборудованием. Эта категория евреев, благодаря организованной эвакуации, уцелела от неминуемой гибели и внесла весомый вклад в победу над гитлеровской Германией. В 1939 году, когда в Бобруйске оказались польские евреи, бежавшие от Гитлера, я не мог себе представить, что по прошествии всего двух лет мы сами станем беженцами. Среди польских евреев было много осиротевших детей.  Об их трудной  судьбе мы узнали только в наши дни.  
Захватив Белоруссию нацисты начали устанавливать «новый порядок». Адская машина смерти заработала.
В июле 1941 года в деревне Каменка Бобруйского района (9 км от Бобруйска, на правой стороне Варшавского шоссе) в семь часов утра было расстреляно 250 евреев. В Бобруйске было создано два гетто, узниками которых стали более 20 тысяч человек. 7 ноября 1941 года в той же деревне Каменка было уничтожено 10.000 бобруйских евреев. Вот выдержка из донесения начальника полиции безопасности и СД о действии айнзацгрупп на оккупированных территориях СССР с 1 по 31 декабря 1941 года: «В Бобруйске, сразу после ухода частей полиции безопасности и СД, евреи опять активизировались. Они перестали носить опознавательные знаки, отказались работать, вступили в связь с партизанами и вели себя вызывающе по отношению к оккупационным властям. Поэтому в ходе специально проведённой акции было расстреляно 5281 еврей.  Город Бобруйск и его окрестности, таким образом, теперь свободны от евреев».
В 1942 году в распоряжение немецких военно-воздушных сил прибыл транспорт с евреями из Польши. Более 3 тысяч евреев были доставлены в район Бобруйска после подавления восстания в Варшавском гетто. Нацисты использовали их на земляных работах, а потом расстреляли.
На территории Беларуси нацисты и их пособники действовали с беспримерной жестокостью. Один из таких предателей, бывший коммунист Шкуров, вбивал гвозди в голову раввина Бобруйска Ицхока Беспалова.
С 15 по 29 января 1946 года в Минске проходил судебный процесс по делу о злодеяниях, совершённых немецко-фашистскими захватчиками в Белорусской ССР. Никогда не забуду услышанную по радио новость о Бобруйском «котле», в котором нашли свою бесславную гибель около 50 тысяч гитлеровцев и более 23 тысяч было взято в плен. Невольно вспомнил печальный 1941 год, когда позорно отступали советские войска и разительную перемену в 1944 г., года коренного перелома в ходе боевых действий в пользу Красной Армии.
Осенью 1945 года я с мамой вернулся в родной Бобруйск. По сравнению с другими городами он значительно меньше пострадал от бомбёжек и военных сражений. Мой город встретил меня печальными новостями: наш дом фашисты разбомбили. Он располагался прямо напротив больницы. На том месте, где до войны стоял дом и был цветущий сад, зияла пустота.
Фашисты уничтожили 22 моих ближайших родственника. Вот такой оказался итог войны для меня и многих тысяч других, переживших эту трагедию. Но тем не менее жизнь продолжалась. Город после войны возрождался. Еврейское население возвращалось из эвакуации. Приходили раненые демобилизованные воины.
Началась справедливая негласная расплата с бывшими полицаями, по вине которых погибли тысячи стариков, детей, женщин по той причине, что они были евреями. Это происходило потому, что часто бывшим полицаям и их помощникам удавалось избегать справедливого возмездия. И тогда молодые бывшие воины, благодаря свидетелям, находили тех, по вине которых были уничтожены тысячи невинных людей. Во многих случаях официальная власть даже не вмешивалась, когда народ чинил самосуд.
Число евреев в послевоенный период значительно сократилось. По данным переписи населения на 2009 год в Бобруйске проживало 219 тыс. человек, в том числе: белорусов – 83,1%, русских – 13,2%,  украинцев – 1,9%, поляков – 0,25%, евреев – 0,25%, армян – 0,1%, азербайджанцев – 0,05%, татар – 0,05%, других – 0,9%. Таким образом евреев на тот период в Бобруйске осталось всего 550 человек.
Трудно себе представить, что в недалёком прошлом цветущая еврейская община Бобруйска по своей численности значительно превосходила население других национальностей, а теперь оказалась в упадке. Одна из главных причин –  массовая иммиграция бобруйских евреев в США, Израиль, Канаду, Австралию, Германию.
Но несмотря на незначительное количество евреев, в городе активно функционирует Бобруйская городская еврейская община, городское еврейское общество «Рахамим». Кроме этого существует три иудейские религиозные общины в том числе: религиозная община прогрессивного иудаизма «Атиква», иудейская религиозная община «Бейс Исраэль».
Благодарные потомки жертв Холокоста в центре нашего города создали Аллею Праведников мира, которая была открыта в 2005 году. На средства еврейских организаций и личные пожертвования граждан был установлен прекрасный памятник в виде камней с выбитыми на них именами 15-ти Праведников, которые с риском для собственной жизни спасли многих евреев в годы войны. Пятнадцать человек, воплотивших в себе всё лучшее, что есть в людях. Ибо воистину «спасший одну душу спасёт целый мир».

в начало статьи