№9(353)

Май 2013

ЮБИЛЕЙ ДРУГА ДЕТСТВА          

автор: Аркадий КЛЕБАН        


Вспоминаю далекий первый послевоенный август 1945 года, когда  население нашего небольшого украинского города Новоград-Волынского, что на Житомирщине, постепенно возвращалось  к мирной жизни. Это было трудное во всех отношениях время. У полупустых продовольственных магазинов огромные очереди за хлебом;  приходилось стоять всю ночь, чтобы с утра, беря штурмом двери магазина, купить вожделенную буханку хлеба – залог выживания.
В школах тоже пусто – нет никакой мебели. Вместо столов использовали принесенные  из дома табуретки; бумагу заменяли старые газеты, на них же  и писали.  С 1-го сентября  мы начали учиться в украинской школе № 3, а через месяц нас перевели в русскую семилетку- школу №1 им. Леси Украинки. В  стареньком здании школы, сохранившемся во время войны, когда-то жила великая украинская поэтесса Леся Украинка.
Я попал в 4-Б класс, в котором более 80% школьников были из еврейских семей. Там я впервые познакомился с Мишей Кресло, Сеней Кацом, Яшей Маркманом, Изей Кацом,  Суней Барамом и  другими ребятами. Некоторые из них стали моими друзьями на всю жизнь.  Сегодня один из моих друзей детства – Миша Кресло – празднует славный 80-летний юбилей и я хочу  рассказать о его непростой жизни.

Михаил Кресло


Миша родился в Новоград-Волынском, в большой еврейской семье, где было семеро детей: четыре брата  и три сестры. Отец Герш Кресло работал, а мама Софья Львовна вела  домашнее хозяйство.  В самом начале войны старший брат Иосиф был призван в армию. Он ушел – и не вернулся, погиб смертью храбрых, защищая Родину. Семья же эвакуировалась в далекий Бугуруслан Чкаловской области. В эвакуации большой семье жилось, как и многим другим, очень трудно. Но все имеет свой конец – в 1944 году советские войска освободили Новоград-Волынский, и семья вернулась домой, в разрушенный город, Жить было очень тяжело, но  спасала вера в светлое  будущее.
Отец устроился на работу: зимой он чистил трубы в домах, а летом делал вкуснейшее  мороженное. На протяжении  школьной жизни, вплоть до окончания 10-го класса,  отец Миши на каждый наш праздник готовил большую, в несколько килограммов, жестяную банку  чудесного яичного мороженого. Как это не удивительно покажется придирчивому читателю, но я до сих пор помню вкус этого необыкновенного мороженого.   Мишина мама тоже  подрабатывала, чтобы пополнить скудный  семейный бюджет.
После войны, при всех трудностях жизни, в доме у Миши  появилось старенькое пианино. Родители очень любили музыку, в свободное время мама играла на гитаре и пела. У Миши и его младшей сестренки Ани  обнаружились музыкальные способности, поэтому было решено учить детей музыке. Вместе с общеобразовательной школой Миша окончил и музыкальную.  Участвовал в школьной самодеятельности, в городских олимпиадах. В 9-ом классе он написал свою первую песню «Песенка о Новоград-Волынском». Мы часто собирались дома у Сени Каца, у которого тоже был инструмент и очень гостеприимная, хлебосольная мама, тетя Лиза.  В те послевоенные голодные годы мы с огромным удовольствием ели бутерброды, которые нам готовила мама Сени, а Миша играл, поднимая нам настроение и... аппетит.
Несмотря на трудности послевоенной жизни, мы оставались детьми и развлекались как могли. Летом купались с друзьями в чистейшей воде живописной речки Случь, а зимой катались на коньках, прикрученных веревками к валенкам, цепляясь иногда крючками за борт проезжающих грузовиков.
В 1952 году мы окончили среднюю школу №5, и разъехались по всему большому Союзу на «ловлю счастья и чинов», как писал великий поэт. Мы все хотели учиться в институтах или техникумах. Еврейская молодежь всегда стремилась получить образование. Сразу после окончания войны в Новоград-Волынске открылось военно-морское авиационно-техническое училище - в городе, который находился  за тысячу километров от большой воды!  Через шесть или семь лет после начала занятий  высшее военное начальство осознало всю глупость затеи, и училище было переведено поближе к морю, в город Пионерск Калининградской области.  Но многие мальчишки нашего города успели отучится в нем. Закончил его и  Миша, а до этого  его брат Изя. Уж очень красиво смотрелась на них  морская форма, да и  девочкам нравилось!
Два  года учебы в военном училище приучили к дисциплине, ответственности, к преодолению трудностей. Михаил стал командиром отделения, а также возглавил художественную самодеятельность, возил своих курсантов с концертами в детский туберкулезный санаторий.
А потом – служба  авиационным техником на центрально-тактических курсах Высшего офицерского состава в Риге, где молодой лейтенант познакомился  с миловидной эстонкой, полюбил ее, она ответила ему взаимностью, и они вскоре поженились. Прожили вместе три года, родился маль­чик, Игорек, и казалось, счастливее этой семьи нет на свете. Однако не все то золото, что блестит. Жизнь не сложилась, пришлось разводиться, но суд вынес решение: право воспитывать сына оставить за отцом.
Демобилизовался Михаил по состоянию здоровья, вернулся домой. Устроился на работу в музыкальное училище города Чертков, Тернопольской области, одновременно став студентом для получения среднего музыкального образования.
В 1962 году Михаил переехал в Ровно, где работал в музыкальной школе преподавателем, завучем, директором, при этом учился в институте инженеров водного хозяйства. И везде его сопровождала музыка: на работе, дома. Для пополнения бюджета он руководил на льнокомбинате хором – одном из крупнейших коллективов города.
Друзья пригласили Михаила с семьей в Симферополь, где сначала он  работал завучем музыкальной школы, а потом  перешел  на военный завод «Фиолент». С 1984 года Михаил 15 лет работал директором базы отдыха этого завода, расположенной в селе Поповка, на берегу Черного моря. Тут же, на базе отдыха, произошел с Мишей  трагический случай, о котором не могу не рассказать.
Надо отметить, что с приходом  Михаила запущенная зона отдыха вскоре ожила. Не смотря на то, что ему ежедневно приходилось решать вопросы хозяйственной жизни, он, из-за нехватки персонала,  вечерами работал еще как музыкант и культмассовик. В такой круговерти он проработал  три года, постепенно коллектив был укомплектован, когда произошло это страшное событие.
В основном в зоне отдыха завода работали хорошие люди. Но недаром говорят, что семья не без урода. На работу в кочегарку был принят человек, оказавшийся алкоголиком, который «употреблял» спиртное даже на рабочем месте. Ни многочисленные беседы, ни административные наказания не смогли исправить его. Возникло опасение, что в один из «запойных» дней может произойти взрыв котла. Поэтому кочегар-алкоголик был уволен, на его место приняли другого человека. Но уволенный затаил злобу на Михаила.
В один из вечеров Михаил, как обычно перед поездкой домой, принял душ, переоделся и вышел из бани на улицу. Из света бани - в темноту южной ночи. Но как только он переступил порог бани, его кто-то ударил ножом в грудь, да так точно, что попал прямо в сердце. Михаил застонал и  упал на землю, потеряв сознание. На счастье в это время из бани вышел бойлерщик, который и обнаружил лежащего Михаила, в груди которого торчал большой кухонный нож.
На его крики сбежались люди, кто-то  позвонил в скорую помощь, которая на удивление прибыла очень быстро и доставила Мишу в областную больницу.
Дежурный врач-хирург осмотрел Мишу и сказал, что нет смысла заниматься трупом,  которому место в морге.  А потом повернулся и сказал вертевшемуся здесь же студенту-практиканту пятого курса мединститута:
- Коля, тебе надо набираться опыта. Возьми этот труп в операционную и пока нет работы, потренируйся. Это будет полезно, вскрой грудную клетку и сделай операцию. Если что будет не очень ясно, позвонишь мне в ординаторскую.
Студент-практикант, совместно с дежурными медсестрами, приступил к операции и провел ее строго по всем правилам, как было описано в учебнике. Он вскрыл грудную клетку, аккуратно вынул сидящий в сердце нож. Короче, провел операцию на открытом сердце, да так хорошо, что операционная сестра, многое повидавшая на своем веку, была восхищена:
- Быть тебе, Коля, хорошим хирургом, - сказала она.
Но самое главное - в ходе операции было установлено, что в пострадавшем еще теплится жизнь, поэтому ни в какой морг его не повезли, наоборот, - отправили в реанимацию, где подключили аппарат "сердце-легкие", поставили капельницы и все остальное, что нужно в этом случае.
Молодой врач-практикант просидел у постели Михаила до утра, а утром, на обходе, завотделением отметил отлично  проведенную будущим хирургом сложнейшую операцию.
Больной постепенно веранулся к жизни. А преступника нашли, арестовали и судили. Миша был главным свидетелем на этом процессе, но убийца легко отделался, ему дали всего 8 лет тюрьмы, приняв во внимание состояния аффекта, в котором якобы находился.
Дальше была перестройка, развал экономики и самой страны. Начало подводить  здоровье, особенно после смерти жены. Старший брат Яков с семьей эмигрировал в Германию. И Миша принял решение тоже эмигрировать.   И 14 февраля 1999 года Михаил стал гражданином Израиля,  поселившись на севере страны, в городе  Нахария, где проживал его друг Изя Кац. Одному жить было тяжело, но повстречалась на его пути чудесная женщина Раиса Полищук. Встретились два одиночества, решили попробовать соединить свои судьбы. И вот уже14 лет живут они дружно, вместе преодолевают болезни, трудности,  при этом  зарабатывая на поездки по всему миру.
Я  встретился  с Мишей  в  июне 2002 года, когда гостил с женой Людмилой  в Израиле. Мы приняли участие в праздновании 50-летнего юбиления  со дня окончания средней школы, который организовали Михаил и Рая при помощи друзей.  В городе Натания была снята дача, где собралось более шестидесяти выпускников двух  десятых классов школы №5 города Новоград-Волынский. Целый день звучала музыка, наши друзья пели песни и ставили  сценки из жизни  в Израиле.  Вот что дает  возможность Мише с супругой и их товарищам противостоять набегающим годам и неизбежным болезням. А как здесь отмечают юбилеи друзей!  И главные закоперщики это Миша (музыкальное оформление) и Рая (сценарии).  К моей великой радости в Израиле Миша живет полной жизнью.
В последние годы он активно начал писать музыку, создавая отличные песни на стихи друга-фронтовика Ильи Варшавского, а также  школьного друга Айзика Баргтейла, Нины Гориловской и других поэтов. На сегодняшний день он является автором 130 песен. Это песни – воспоминания о прошлом, о войне; это лирика, романсы; это песни об Израиле, о его природе, о солдатах, защищающих Святую землю, о любви к вновь обретенной родине. Многие песни на идиш исполняет друг Михаила Стас Аникеев.
Дорогой мой друг! Желаю тебе здоровья, любви, радости, активного долголетия, верных друзей и новых творческих успехов!
Лехаим! Мазл Тов! 120 лет жизни!
               Аркадий КЛЕБАН


в начало статьи