№9(401)

Май 2015

    ПУСТЬ ЦАРИТ НА СВЕТЕ ЖИЗНИ ТОРЖЕСТВО!

Автор: Марат Сонин

Марат Сонин

 

 День Победы

Солнце кроет золотом сусальным
Купола московского Кремля.
Город стал простором идеальным,
Где Победу празднует Земля.

Над Россией Чистый звон хрустальный:
Поднимает Родина тосты...
Пьем за то, чтобы народы стали
Вечно жить в любви, как я и ты.

Чтобы в честь неё рождались дети.
И в лучах душевного тепла
Шло общенье всех людей на свете,
Дружба крылья счастья обрела,

Чтобы не планировались беды ,
Чувства в людях обрели родство.
Пусть царит на свете День Победы:
Мира, Дружбы, Жизни Торжество!

Шинели

Четыре полных года шли бои,
День ото дня, к своей заветной цели.
Несли погоны с гордостью свои
Солдатские гвардейские шинели.

В дожди, в морозы, ветры, холода
В строю, в окопах, блиндажах, палатках
Бойцов шинели берегли всегда,
В походах летних обнимали в скатках.

За Сталина, за Родину, вперед!
В атаку под обстрелом поднимались :
Шел в рукопашную за взводом взвод,
И фрицы "наших", как огня, боялись...

Пробитая, как решето, свинцом
Или осколком острым, как кинжалом,
Шинель прощалась навсегда с бойцом,
Которому в бою принадлежала.

Сжимала сердце горькая беда,
Когда ее с убитого снимали
И, прежде чем в ремонт сдавать, всегда
Шинель в реке от крови отмывали.

В атаке каждый воин был герой,
Не важно на каком участке фронта,
Шинели тоже возвращались в строй,
Как раненые в грудь, после ремонта.

Рук не забыть натруженных отца,
Которые все возраждать умели.
Вновь обретала жизнь шинель бойца
И шли полки к своей заветной цели.

Вкус мира


Была война. Мой брат служил
танкистом.
Шел бой за Кенигсберг - Калининград.
Рассказывал он, как в бою
с фашистом
Их танк вдруг въехал
в яблоневый сад.

Ствол и броню деревья укрывали,
Но гусеницы задевали ряд.
И яблони сгибались и дрожали.
И устилали яблоками сад.

Опасно было выглянуть из танка:
Охотились фашисты на "зевак".
И продолжалась мощная атака,
С ветвей срывались яблоки
под танк.

"Откройте люк!"- была моя команда,
Как от мальчишки, угодившем в сад.
Танк шел вперед и яблоки из сада
Летели внутрь люка, словно град.

Шёл бой , танкисты поражали цели.
Под скрежет пуль и всполохи
гранат...
А после боя яблоки хрустели,
Вкус мира нам дарил
Калининград.

Мозырская Мосада


1
Война. Я помню, выли" Юнкера"
И безысходность маминой печали,
А с крыши рядом криками " Ура!"
"Освободителей" своих встречали...

Не может память отвести глаза
И лицемерить для успокоенья..
Война взрывала небо, как гроза,
Пронзала сердце страхом истребленья.

Ведь армия позиции сдала,
Распались силы самообороны,
Оставшихся евреев смерть ждала,
Страшнее, чем бандитские погромы.

Возникла солидарность двадцати:
Всем вместе в доме вечером
собраться,
Своей достойной смертью
отомстить,
Поджечь себя,но только
не сдаваться.

2
Я представить себе не могу,
Как они это все совершили,
Не позволив унизить врагу
Честь, которой всегда дорожили.

Подвести выпал жребий черту
Всеми избранной женщине
с сыном.
Ей пришлось выходить в темноту,
Обливать прочный дом керосином.
Обошла все четыре угла
И крыльцо деревянного зданья,
А потом керосин подожгла,
Унося в дом глухие рыданья..

И, покуда огонь не успел
Охватить окна двери и крышу,
Кто-то громко молитвенно пел.
Голос этот сегодня я слышу..

Как легенду теперь говорят
О событии этом ужасном.
Мозыпяне- евреи горят
А соседи стоят безучастно...

Очевидцев теперь не найдешь:
Среди мертвых свидетелей нету.
Искру памяти если зажжешь,
Разлетится пожаром по свету.

Память самосожженья страшна.
Безутешна, как скорбь на кладбище
В тополя проросли имена.
Каждый год только осень одна
Обнимает листвой пепелище.


3
Как тогда, через семьдесят лет,
Нету дела до них Мозырянам...
Мы - евреи. Пожара тот свет
Озаряет геройством глаза нам.

В каждой горсточке пепла, в золе
След шести миллионного праха
На святой израильской земле
Всех их чтут по заветам Галаха.

А над Припятью , на берегу,
Где я в детстве такой был
счастливый,
Ивы память о них берегут:
Год за годом, плакучие ивы...

Травинкой каждой память дорожит...

Рождаются деревья. По наследству
Им этот край лесной принадлежит,
А я стремлюсь своей тропинкой
к детству,
Травинкой каждой память дорожит.

Она уводит в дни эвакуаций,
Где все мы чудом выжили в беде,
К победе привела сплоченность наций
И преданность рубиновой звезде.

Я помню счастье: радость возвращенья
И слезы непредвиденных потерь:...
Сжимая детский кулачок отмщенья,
Сквозь память сердца радуюсь теперь...

Враги, еще которые не сгнили,
На память завязали узелок:
Пусть знают вечно, мы их победили.
И это мира прочного залог.

Растут деревья в мире. По наследству
Им край родной лесной принадлежит,
И я стремлюсь своей тропинкой
к детству,
Травинкой каждой память дорожит.

2015
Байройт, Германия

 

 

 

 

 

 




в начало статьи