№11(331)

№12(332)

Июнь 2012

«Чудное мгновенье»  -  и вся жизнь
Судьба Анны Петровны Керн

Автор: Лидия Айзенштейн,  фото из Интернета


Восторженный, умеющий ценить прекрасно Александр Сергеевич Пушкин воспел в своём творчестве красоту и грацию многих женщин, но бессмертным поэтическим шедевром, в котором говорит «язык сердца», является стихотворение «Я помню чудное мгновенье...», на которое вдохновила его Анна Петровна Керн.

Ермолай Федорович Керн - первый муж Анны Петровны

В  мае исполняется 133 года со дня её смерти. Все, с кем пересекался жизненный путь Пушкина, остались в русской истории, ведь на них падали отблески таланта великого поэта. И если бы не это стихотворение и пять писем Пушкина к  А.П.Керн, никто бы не знал сейчас её имени. Забвение этой, безусловно, незаурядной женщины произошло вскоре после смерти Пушкина и было связано с её окончательным уходом из светской жизни. Но прошло уже более века после её смерти, а интерес к этой женщине не только не утихает, но и возрастает в связи с появлением новых исследований жизни и творчества Пушкина и его окружения. А ведь Анну Керн принимали в светских салонах и интеллектуальных кругах Петербурга не только благодаря пушкинской поэтической канонизации. Так кто же она, Анна Петровна Керн, и как сложилась её судьба после того, как минуло «чудное мгновенье»? А.П.Керн оставила воспоминания, написанные в разное время. Конечно, большую часть составляют рукописи, посвященные Пушкину и его ближайшему окружению, и они занимают одно из первых мест в ряду биографических материалов о гениальном поэте. Но есть среди рукописей Анны Керн и «Воспоминания о детстве и юности в Малороссии», а также описание своей жизни в разное время.
Анна Петровна Керн родилась 11(22) февраля 1800 года в Орле, в доме деда И.П.Вульфа (по линии матери), орловского губернатора. Бабушка её была дочерью Ф.А.Муравьёва, брата сенатора Н.А.Муравьёва. Мать Анны вышла замуж за Петра Марковича Полторацкого, предки которого принадлежали к старинному украинскому казацкому роду, а благодаря деду, М.Ф.Полторацкому, получили право на потомственное дворянство, и её отец, П.М.

 

Александр Васильевич Марков-Виноградский - второй и любимый муж Анны Керн

Полторацкий, подпоручик в отставке, был предводителем дворянства в Лубнах. Полторацкие общались с потомками старинных родов казацких родов, такими как Новицкие, Кулябки, Кочубеи. Отец Анны в молодости несколько лет находился на дипломатической службе в Швеции, был начитан и, по мнению Анны Петровны, был выше всех лубенцев на голову, и они за ум и образование его уважали.
В возрасте трёх лет Анну привезли из Орла в село Баранов Тверской губернии к деду И.П.Вульфу, где она воспитывалась до 12 лет вместе с двоюродной сестрой А.Н.Вульф. Затем её увезли в Лубны Полтавской губернии, где жили её родители. Здесь Анна вела жизнь, какую ведут все провинциальные барышни: она «учила брата и сестёр, рано научившись читать, с пяти лет, много читала, танцевала на балах, выслушивала похвалы посторонних и порицания родных, участвовала в домашних спектаклях». Отец был строг с домашними, и противоречить ему нельзя было ни в чём. В 17 лет отец выдал Анну замуж за 52-летнего генерала, грубого, малообразованного солдафона. Естественно, семейная жизнь превратилась для молодой женщины в каторгу. Анна записала в дневнике: «Его невозможно любить - мне даже не дано утешения уважать его; скажу прямо - я почти ненавижу его».

 

Дочь Анны Петровны Керн - Екатерина Ермолаевна Керн, которой композитор М.Глинка посвятил свой романс «Я помню чудное мгновенье...» на стихи А.Пушкина


Молодая Анна хотела блистать в свете, развлекаться, но приходилось вести кочевую жизнь жены военного, переезжая из гарнизона в гарнизон. Прошедший почти все войны своего времени, неоднократно раненный, муж Анны был добросовестным и честным служакой, каких было немало в то время. О заслугах генерала свидетельствовали боевые ордена и его портрет, написанный по распоряжению императора для Военной галереи Зимнего дворца. За служебными делами времени на молодую жену у генерала оставалось мало, и Анна предпочитала сама себя развлекать. Замечая на себе восторженные взгляды офицеров, Анна Керн начала заводить романы на стороне.
Впервые Пушкин и Анна встретились в Петербурге в 1819 году в доме тётки Анны - Е.М.Олениной. Пушкин был очарован обаянием и красотой 19-летней Анны. Поэт сразу же обратил внимание на эту «хорошенькую женщину», но тогда поэт не произвёл впечатления на Анну, и она даже нагрубила ему, обозвав «обезьяной». Вторая встреча Пушкина с Анной Керн состоялась в 1825 году в Тригорском, куда она приехала в гости к родственнице, П.А.Осиповой. Неожиданный приезд её всколыхнул в поэте почти угаснувшее и забытое чувство. В обстановке однообразной и тягостной, хотя и насыщенной творческой работой, Михайловской ссылки появление Керн вызвало пробуждение в душе поэта. Он вновь ощутил полноту жизни, радость творческого вдохновения, упоение и волнение страсти. В течение месяца они встречались почти ежедневно, и Анна превратилась для поэта в «гения чистой красоты». Родственница Анны, П.А.Осипова, видя, что их отношения заходят слишком далеко, насильно увезла Анну к мужу в Ригу, где тот был комендантом. Прощаясь с Анной 19 июля 1825 года, Пушкин вручил ей стихотворение «Я помню чудное мгновенье...» вместе с экземпляром одной из первых глав «Евгения Онегина». На этом их отношения не прекратились: в июле - сентябре Пушкин и Керн много переписывались. Вскоре Анна снова приехала в Тригорское, но уже с мужем, и пробыли они там недолго. После возвращения Анны Петровны с мужем в Ригу она порвала с ним отношения и уехала в Петербург, где стала вести светский образ жизни. Она подружилась с родными Пушкина, с его другом Антоном Дельвигом и его женой Софьей, даже сняла квартиру в одном с ними доме. Дельвиг в своих письмах называл её «моя вторая жена». Регулярно бывал здесь и Пушкин после своего возвращения в Петербург из Михайловского. Поэт, часто встречаясь здесь с Анной, вёл с ней продолжительные беседы. Большая любовь и романтическое чувство к ней Пушкина перешли в необременительную любовную связь, которая вскоре прекратилась и перешла в дружеские отношения: Пушкин нашёл в Анне родственную душу. П.А.Осиповой Пушкин писал об Анне: «У неё гибкий ум, она понимает всё, она застенчива в приёмах, смела в поступках, но чрезвычайно как привлекательна».
Ермолай Фёдорович Керн пытался вернуть Анну Петровну к «супружеским обязанностям», он отказал ей в деньгах и публично заявлял, что жена «бросила его. Разорив долгами, предалась блудной жизни, увлеклась совершенно преступными страстями своими». Но Анна не могла жить с таким мужем, который был ей чужд и глубоко ненавистен, она не могла переносить его грубое солдафонство, самодурство и невежество. Почти в течение десяти лет Анна Петровна вынуждена была терпеть своего нелюбимого мужа. Её не радовали даже дети: три дочери воспитывались в Смольном институте, куда их определил отец, Е.Ф.Керн, так как Анна не хотела ими заниматься. С 1827 года Анна с мужем разъехались окончательно, и она вместе со своей сестрой Елизаветой и отцом П.М.Полторацким жили в Петербурге. В эти петербургские годы Анна вела светский образ жизни, поддерживала дружеские отношения со многими известными литераторами и композиторами. Она имела репутацию неотразимой кокетки: менялись поклонники, шло время, а будущее оставалось неопределённым. Особенно тяжёлыми оказались для Анны Петровны 1830-е годы: одна за другой умерли две её дочери, отошли и разъехались прежние друзья. Муж лишил её содержания, и материальное положение её было тяжёлым. Анна пыталась заработать деньги переводами иностранных авторов, но не очень удачно. 1836 год был особенно трагичен для Анны Петровны: её единственная оставшаяся в живых дочь Екатерина окончила Смольный институт, и отец, генерал Е.Ф.Керн, хотел забрать дочь к себе, но с большим трудом Анне удалось всё уладить. В 1837-1838 годах Анна Петровна живёт в Петербурге с дочерью Екатериной, за которой ухаживает композитор М.Глинка.
Он часто бывает у них и посвящает Екатерине свой романс «Я помню чудное мгновенье...» на стихи А.Пушкина, написанные поэтом в честь её матери. Анна чувствует себя одиноко, её поиски настоящей любви не имели успеха: в своях поисках она искала не приключений, а любви, и каждый раз верила, что наконец-то её нашла. И именно в это время судьба посылает ей последнюю любовь, которая продлится до последних дней её жизни. Начало не предвещало ничего романтического: родственница из Сосниц Черниговской губернии Д.Полторацкая просила навещать её сына Александра Маркова-Виноградского, который учился в 1-м Петербургском кадетском корпусе и доводился Анне Петровне троюродным братом. И происходит непредвиденное - юный кадет влюбляется в свою кузину. Она не остаётся равнодушной к его чувству, а, может быть, в ней вспыхивает так и не востребованная в прежние годы нежность и жажда любви. Это была любовь, которую так долго искала Анна Керн. Они сходятся: ей - 38, ему -18. В апреле 1839 года у них родился сын Александр, которому Анна Петровна отдала всю нерастраченную материнскую нежность, а Александр Марков-Виноградский был счастлив: «Всё, что ни делается, от Бога, и наш союз, как он ни странен, Им благословен! Иначе мы не были бы так счастливы, не имели бы такого Сашечку, какой нас теперь так утешает! Ни о чём случившемся жалеть не надо, всё к лучшему, всё хорошо!»   
Генерал Е.Ф.Керн, уволенный в отставку в 1837 году, в 1841 году умер. В том же году, окончив корпус в чине подпоручика и прослужив всего два года, А.В.Марков-Виноградский выходит в отставку и, вопреки воле отца Анны Петровны, женится на ней. Отец Анны в гневе: он лишил дочь всех прав наследства и всякого состояния, даже на материнское наследственное имение. За умершего мужа, Е.Ф.Керна, Анне положена была большая пенсия, но, выйдя замуж за Маркова-Виноградского, она от неё отказалась. И потекли годы истинного счастья: хотя муж её не обладал никакими талантами, кроме чуткого и чувствительного сердца, но он не мог надышаться на свою Анету, восклицая: «Благодарю тебя, Господи, за то, что я женат! Без неё, моей душечки, я бы изныл скучая... она сделалась мне необходимостью! Какое счастье возвращаться домой! Как хорошо в её объятиях! Нет никого лучше, чем моя жена!» Они были счастливы в браке несмотря на бедность. Им пришлось уехать из Петербурга в крохотное поместье мужа в Черниговской губернии, которое состояло из 15 душ крестьян. Но духовная жизнь их, заброшенных в деревенскую глушь, была поразительно полна и разнообразна. Они вместе читали и обсуждали романы Диккенса и Теккерея, Бальзака и Жорж Санд, повести Панаева, толстые русские журналы «Современник», «Отечественные записки», «Библиотека для чтения». 
В 1840 году муж Анны, Александр Васильевич, получил место заседателя в Сосницком уездном суде, где прослужил более 10 лет. А Анна пыталась подрабатывать переводами, но много ли на этом заработаешь в глубинке. Никакие жизненные трудности и невзгоды не могли нарушить трогательно-нежного согласия этих двух людей, основанного на общности духовных запросов и интересов. Они говорили, что «выработали себе счастье». Семья жила бедно, но между Анной и мужем была истинная любовь, которую они сохранили до последнего дня. Красноречивым свидетельством материального положения и морального состояния этого необычного семейного союза является письмо Анны, которое она писала более, чем через 10 лет семейного счастья сестре мужа Елизавете Васильевне Бакуниной: «Бедность имеет свои радости, и нам хорошо, потому что в нас много любви... может быть, при лучших обстоятельствах мы были бы менее счастливы...» В конце 1855 года они переехали в Петербург, где Александр Васильевич получил место домашнего учителя в семье князя С.Д.Долгорукова, а затем столоначальника в департаменте уделов. В Петербурге они прожили 10 лет, и эти годы были самыми благополучными в их совместной жизни: сравнительно обеспеченными материально и чрезвычайно насыщенными умственной и общественной активностью. Они дружили с семьёй Н.Н.Тютчева, литератора и в прошлом приятеля Белинского. Здесь они встречались с поэтом Ф.И.Тютчевым, П.В.Анненковым, писателем И.С.Тургеневым. В ноябре 1865 года Александр Васильевич вышел в отставку в чине коллежского асессора и с маленькой пенсией, и они уехали из Петербурга. Опять их преследовала бедность - им приходилось жить у родных и друзей. Они попеременно жили то в Тверской губернии у родных, то в Лубнах, то в Киеве, то в Москве, то у сестры Александра Васильевича в Прямухине. Анна Петровна даже продала пять писем Пушкина по 5 рублей за штуку, о чём очень сожалела. Но они по-прежнему с поразительной стойкостью переносили все удары судьбы, не озлобляясь, не разочаровываясь в жизни, не утрачивая к ней прежнего интереса. Разница в возрасте им никогда не мешала. Они прожили вместе более сорока лет в любви и согласии, хотя и в тяжёлой бедности. 28 января 1879 года Александр Васильевич скончался от рака желудка, в страшных мучениях. Сын перевёз Анну Петровну к себе в Москву, где в скромных меблированных комнатах на углу Тверской и Грузинской она прожила около четырёх месяцев до своей кончины 27 мая того же, 1879 года.
Всю жизнь Анна Петровна и её муж безраздельно чтили А.С. Пушкина. То, что Пушкин воспел Анну Петровну в стихах, для Александра Васильевича было предметом гордости и усугубляло его поистине благоговейное отношение к жене. О великом поэте, Пушкине, о его любви к ней, о дружбе с ним Анна сохранила очень тёплые воспоминания до конца своей жизни. Искреннее дружеское общение Пушкина с А.Керн не было случайностью, оно имело предпосылкой незаурядность и своеобразие её личности. По просьбе Анны Петровны на её надгробии бьши выбиты слова признания в любви к ней любимого поэта: «Я помню чудное мгновенье...» И в наши дни в тесной связи с историей нашего общественного развития, с поэзией великого Пушкина, музыкой Глинки живёт в благодарной памяти поколений эта необыкновенная женщина - незаурядная дочь своей эпохи, ставшая её летописцем.     

в начало статьи