№12(452)

Июнь 2017

 Поэтическая страница

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ

Лазарь Кайков - один из активнейших авторов газеты «Земляки». Писать прозу и стихи он начал в молодые годы. На его жизнь пришлись годы военного лихолетья.
Когда в первые дни Великой Отечественной войны на его родной Бобруйск обрушились немецкие бомбы, Лазарь вместе с матерью бежал в эвакуацию. Это были тяжелейшие годы в его жизни.
В день, когда, наконец, закончилась война, Лазарь написал стихотворение «Победа», которое вскоре опубликовали в газете «Алтайская правда».
Стихи он пишет всю жизнь, издает поэтические сборники, и сегодня мы знакомим наших читателей с некоторыми из них.


*Указанные события происходили в действительности

ВЫСОКИЙ ЗАКАЗ

Через годы, через расстоянья
Я прошел нелегкий в жизни путь.
И теперь свои воспоминанья
Отразить хочу здесь как-нибудь.

Все былое не охватят строчки.
Я не стану даже и дерзать.
Но такие были заморочки,
Что нельзя о них не рассказать.
Век двадцатый. Год пятьдесят пятый.
«Оттепель» в стране была тогда.
В прошлом страхом край родной объятый
Верил: жизнь на свете — не беда.

Время было, кстати, интересным.
И не думал, не гадал о том,
Что я встречусь с «самым», Сверхизвестным,
С тем, которым весь народ ведом.

Был тогда главою государства
Свет Хрущев Никита, добрый наш.
Длинными речами, как лекарством,
Был народу мил сей персонаж.
***
В Бобруйске — мебельное производство.
И имени Халтурина оно.
Народнику, герою воеводства
Так стать бессмертным было суждено.
Работал я начальником спеццеха.
И лет всего мне было двадцать пять.
И был тогда у нас залог успеха -
Краснодеревцы, гениям под стать!

Специалисты — самой высшей пробы.
Солидные по возрасту, в годах.
И я вовсю старался, бился, чтобы
Не выглядеть мальчишкой в их глазах.

Фактически годился им во внуки.
И как начальник с ними был терпим.
Умел ценить их золотые руки,
В пример их ставил нашим молодым.

И вот — заказ! Нет ничего важнее!
Для высших учреждений! Для Кремля!
Работка! - либо вознесешься с нею,
А можешь быть низвергнут до нуля.

Привыкли — дай им выполненье плана!
Все чтобы — в срок! А лучше и быстрей!
В отчетах тут не наведешь тумана -
Даешь проценты кресел и дверей!

Но тот заказ, что был нам дан
однажды,
Пришел и КГБ! И — как секрет!
Об этом знал на фабрике не каждый.
Мне, собственно, за всех держать ответ.

Спецификации я скрупулезно
По чертежам сложнейшим составлял.
Попробуй — к ним не отнесись серьезно!
И дурака я с ними не валял.

Но мы не знали, что монтаж придется
Потом в Крыму на дачах выполнять.
И сколько слез у многих там прольется,
Никто из нас не мог предполагать.

А до того Горком не соглашался,
Чтоб я бригадой всей руководил.
Параграф пятый — всякий сомневался...
Как бы еще чего не навредил...

Хотя директор Гончаров — тот твердо
Был за меня в инстанциях во всех.
И сам смотрел на окружавших гордо -
Нас посылали в Крым не для утех!

И сверху тоже поддержали мненье,
Что этот нач. спеццеха — малый не простак.
Проявит с толком знания, уменье,
И будет дело делать «тилькы так»!

Я, чтоб в Крыму работалось спокойно,
Решил на год в учебе отпуск взять.
Заочно занимался (и достойно)
Я в МГУ, чтоб журналистом стать.

И вот сперва мы с бригадиром Яшей
Приехали на место — в славный Крым.
И верили в приход удачи нашей,
И страх при этом был неодолим.

Начальник стройки Пивоваров встретил
Нас с Яшей и спросил у нас пароль.
Я четко, как солдат, ему ответил.
Он четко разъяснил, в чем наша роль.

Был он на стройке главным инженером
Всех дач для наших «избранных» вождей.
И в нас старался поддержать он веру,
В то, что нет в мире ничего важней!

Важнее этой стройки! Осмотрели
В Ливадии мы опытный дворец.
Какие пел здесь Пивоваров трели
В честь щедрых, мудрых, трудовых сердец!

Но к монтажу ничто ведь не готово!
За сроки мы не будем отвечать!
А Пивоваров нам клянется снова:
- Дней через десять сможете начать!

Уже пусть приезжают ваши люди!
Объект готовить будем! А пока
Зарплату честно выдавать вам будем,
И пусть монтаж задержится слегка...

Купались, загорали три недели.
И не по нашей, в-общем-то, вине.
Но дни безделья быстро пролетели,
За что, признаюсь, стыдно было мне.

И, наконец, к работе приступили.
Упущенное надо наверстать!
Ведь сроки сдачи нам не сократили.
Теперь, конечно, не придется спать!

Когда панели к стенам мы крепили,
За нами был сверхпристальный надзор:
Чтоб бомбу в тот момент не подложили
В какой-нибудь невидимый зазор.

И непременно составляли акты
О сделанной работе каждый день,

- На то, что дорогим вождям - не враг ты,
И подозрений не легла чтоб тень.

Ценные породы древесины
В деле применяли мы тогда.
Вдруг, друзья, без видимой
причины,
Треснули панели! - Ну, беда!

И заказчик протрубил тревогу!
Паника ужасная и вой.
Вызвали Серова на подмогу -
Все исправит мудрой головой!

Председатель КГБ — вельможа,
От кого зависела страна!
Дрожь теперь прошла по нашей
коже -
Страхом вся душа была полна.

Если сам Серов сюда прибудет,
Ничего хорошего не жди.
Может, за вредительство осудит!
Вместо солнца на душе — дожди!

Все случилось во дворце
в Мисхоре.
Он предназначался для вождя.
Тут пришло в волненье даже море
Волны бились грозно, не шутя.

Через десять дней в Мисхор приедут
Важные персоны из Москвы.
Разве будем чествовать победу?
Как себя бы чувствовали вы?

А меня ведь в браке обвиняли!
Надо мной висел дамоклов меч!
Пощадит шеф КГБ едва ли,
Голова падет с невинных плеч.

Ну, какой же из меня вредитель?!
Недостатки всюду ведь видны.
А ко мне летит руководитель
Самой-самой Службы всей страны!

Вдруг в «панельном» грустном
кабинете
Появился в штатском — и один!
Роста выше среднего, в берете,
Деловой и скромный гражданин.

С нами поздоровался и тихо
Он себя представил: - Я — Серов.
И добавил: - Трудитесь вы лихо,
Но, похоже, наломали дров.

Я сказал: - Тут виноваты сроки.
В спешке часто допускают брак.
Извлечем из этого уроки.
Все исправим — не оставим так.

- Ну, вперед! Не подведите, братцы! -
Нам ответил лидер КГБ.
Вдохновил нас, чтоб вовсю стараться!
Хоть в панелях был — ни «а», ни «б».

И все время оставался с нами,
И никак при этом не мешал.
Занимался ли он госделами?
Но проблемы наши он решал.

Так что вместе с ним мы раньше срока
Весь монтаж сумели завершить.
Было от него немало прока -
Честно я могу вам доложить.

И не только не был я наказан,
Скромный, где-то незаметный смерд,
Тем еще Серову был обязан,
Что хороший получил «конверт»!


в начало статьи