№14(358)

Июль 2013

Пожилой возраст – не радость, но …Жизнь возможна!

автор: Иосиф Кацман


Есть у меня приятель, мой  одногодка. Яшей зовут. Яков Семёнович. В молодости              многое  любил и делал своими  руками, про них говорят –- «золотые» руки. Разбирался в строительстве, в столярном деле, электричестве, но главное хобби у него была Фотография. Всегда он находил занятие по душе. Когда приходило вдохновение и муза посещала  его, он писал стихи, очерки и  рассказы.  Несмотря на то, что зарплата в Союзе была небольшая, он никогда не унывал. Всегда был  активным общественным деятелем. И слова «чтоб ты жил на  одну зарплату» для него не были проклятием. С мандолиной в руках он напевал свои любимые  песни: «Всё хорошо, прекрасная Маркиза» и  «Не  расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым!» В 30 лет женился на понравившейся  ему девушке Любе – Любаше. Через год у них  родился сын, на воспитание которого он отдавал всё своё свободное время  Незаметно  пробежало время, и сын поступил в школу, с отличием её окончил; поступил в университет, и  тоже с отличием, его окончил.
Казалось бы «Всё хорошо, всё отлично», но наступили такие времена, когда необходимо  было бежать с насиженных мест. И на вопрос «Что делать?» был один ответ: «Не знаю, что делать, но ехать надо».
Перебравшись  из Белоруссии в Америку, Яков Семёнович ни в чём не изменил своим  принципам и увлечениям. Адаптация  прошла без особых трудностей, о которых так много  написано  в русскоязычных средствах массовой информации. Сын через некоторое время нашёл себе  работу по душе, а Яша с женой, поучившись немного английскому языку, сдали на  гражданство в Америке, стали законными пенсионерами и волонтёрами во многих  русскоговорящих и американских организациях.
Девиз «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым» ещё жил в душе Якова  Семёновича, но от времени не убежишь, годы берут своё! И оставаться молодым можно только теоретически!  И с каждым годом всё  быстрей превращается прыть пионерская в прыть пенсионерскую.
Занимаясь волонтёрской деятельностью, он не забывает воспевать и критиковать Белоруссию, где прожил основную часть своей жизни, и где остались могилы его родителей и близких  людей.
Но недаром говорится, что старость – не радость, хотя многие хотят доказать обратное. Яков Семёнович  не разделяет это мнение. Особенно это заметно в изменившихся отношениях, не в свою пользу, внутри семьи между ним и женой и  подросшей внучкой, для которой ты  - уже не авторитет, и каждое твое слово воспринимается, как нудная нотация. А у жены вместо обращений – «милок», «родимый», самыми излюбленными стали: «дурак», «идиот», «сволочь», «скотина».
Всё бы было простительно и понятно, если бы эти «эпитеты» звучали бы по делу, а не «для красного словца». 
Например, к обеду подал не те ложки, взял не тот  хлеб, начал кушать без команды. Или другой пример:  перед сном Яков помылся и перед выходом из ванны заметил домашние тапочки жены. Он решил, что она забыла, где  их оставила, как часто бывает у него самого, и дружелюбно говорит ей: «Ты тапочки забыла в ванной», а она, точно, как в сказке: «Ах ты, дурачина, простофиля, старый дурак, не видишь, что я ещё не мылась?»
Таких примеров он смог бы привести несметное количество, хотя он  никак не заслужил такого отношения к себе. Он  отлично справлялся со своими мужскими обязанностями:  вовремя, несколько раз в день, выносил мусор из квартиры;  регулярно пылесосил полы, ковры и диваны;  стирал в стиральной машине постельные принадлежности. Другие женщины говорили  ему: «Да тебя надо на руках носить», а ей всё плохо, всё не так. Одни слова: «идиот, дурак, сволочь, скотина»…
В общем, терпел, терпел Яков Семёнович эти издевательства над собой и решил: «или разводиться, или – утопиться!»  Разводиться в такие годы (уже разменял восьмой десяток), вроде  бы, стыдно, да и как одному жить?  Остаётся одно: пойти и утопиться в Мичигане!
Был май-месяц. Вода в Мичигане ещё очень холодная. Он некоторое время побродил по берегу, зашёл  поглубже и…плюх всем телом в воду!  Вода обожгла, как кипятком.  Ошпаренный он выскочил из воды. Вытерся  насухо рубашкой, оделся и…направился  домой. Такой бодрый, обновлённый, что забыл зачем  сюда приходил. Так ему понравилось, что решил каждое утро окунаться в холодную воду.
Раннее утро. Ещё прохладно. На озере почти никого нет, кроме нескольких людей с собаками на собачьем пляже. Прохладно, но солнышко уже тебя обогревает и греет песок под ногами. И не страшна тебе холодная вода, и всякие дурацкие к тебе обращения со стороны твоей  половины, и забыв, что хотел разводиться или топиться, забегаешь домой, и кричишь: «Любаша! Я пришёл к тебе голодный, как волк и преданный, как собака!»
«Давайте жить дружно!»

в начало статьи