.

№15(335)

№16(336)

Август 2012

Исторический вклад в демократизацию России

автор: Наталия  ШУР


В прошедшее воскресенье в Творческой гостиной Welcome состоялся вечер «КТО БЫЛИ МЫ, ШЕСТИДЕСЯТНИКИ?..», посвященный творчеству знаменитых и любимых нами российских поэтов: Б.Окуджаве, В.Высоцкому, Б.Ахмадулиной, Р.Рождественскому, А.Вознесенскому, Е.Евтушенко, А.Дементьеву и исполнителю песен на их слова И. Кобзону, которые возродили лучшие традиции русской прогрессивной поэзии, всколыхнули общественное сознание.
Известные в нашей общине своим энтузиазмом и популяризаторской деятельностью Марк и Анна Левины подготовили и с большим чувством и знанием дела преподнесли зрителям выверенную музыкально-поэтическую композицию, сопровождаемую комментариями, связавшими творчество шестидесятников с днем сегодняшним.

Анна и Марк Левины с Евгением Евтушенко

Итак, кто они - шестидесятники и какую роль они сыграли в российской истории?
Для справки. Понятие «шестидесятники» появилось еще в XIX-м веке, но относилось  к народникам и нигилистам. В XX-м веке шестидесятниками стали называть поколение советской интеллигенции, рожденное в 1925-45 годах и сформировавшееся после XX-го съезда КПСС. Еще их называли «дети ХХ-го съезда», давшего жизненный импульс шестидесятничеству. Но в данном контексте этот термин получил широкое распространение  только после публикации статьи критика Станислава Рассадина «Шестидесятники», опубликованной в декабре 1960 года.
Короткая эпоха «оттепели» с ее некоторой либерализацией общественной жизни и возрождением общечеловеческой морали внесла весомый вклад в отечественную науку и культуру.
Шестидесятники активно поддержали «возвращение к ленинским нормам». Отсюда апологетика В.Ленина (стихи А. Вознесенского и Е. Евтушенко, пьесы М. Шатрова, проза Е. Яковлева) как противника Сталина и романтизация Гражданской войны (Б. Окуджава, Ю.Трифонов, А. Митта). Для них, убеждённых интернационалистов и сторонники мира, культовыми фигурами были Э. Хeмингуэй и Э. М. Ремарк, Б. Брехт, Вс. Мейерхольд и В. Маяковский.
Лучшие книги о войне написаны шестидесятниками. Это честные, «окопные» произведения - «лейтенантская проза» Виктора Некрасова, Григория Бакланова, Юрия Бондарева, Василя Быкова. Явлением в литературе была опубликованная в 1962 году повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича» - первого произведения о сталинских лагерях. Организаторами чтений ее «на Маяке» были будущие диссиденты Владимир Буковский, Юрий Галансков и Эдуард Кузнецов.
Традиции устной поэзии продолжили вечера в Политехническом музее и Лужниках. Я хорошо помню эти встречи, на которые мы сбегали с работы и «стреляли» лишний билетик. На сцене Булат Окуджава со своими неподражаемыми интонациями пел  волнующие и незабываемые песни-баллады. Да так, что огромный стадион освистывал всякого, посмевшего их исполнить в последующем концерте. Необычные, новаторские стихи Беллы Ахмадулиной, Роберта Рождественского, Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко, Риммы Казаковой, Юнны Мориц принимались на ура, были настоящим откровением. Съемки со знаменитых чтений в «Политехе» вошли в один из главных «шестидесятнических» фильмов — «Застава Ильича» Марлена Хуциева.
Культура шестидесятников с ее восторженной любовью молодежной аудитории породила авторскую песню, отцом которой заслуженно считают Булата Окуджаву. Классиками жанра стали Александр Галич, Юлий Ким, Юрий Визбор, Владимир Высоцкий. И мы с вами знаем, что авторская песня жива и поныне, собирает и объединяет массовые аудитории по всей планете, где ступает нога русскоязычного человека.
Шестидесятниками по возрасту и образу мышления были и замечательные режиссеры Михаил Ромм, Михаил Калатозов, Элем Климов, Григорий Чухрай, создавшие лучшие советские фильмы. Позже, в 70-80-х годах, свои иронические фильмы-комедии сняли шестидесятники  Эльдар Рязанов, Георгий Данелия, Марк Захаров. Наиболее характерным примером «шестидесятничества» в театре были «Современник» Олега Ефремова и «Таганка» Юрия Любимова.
Мировоззренческой основой шестидесятничества был конфликт личности и власти. В 60-70-е гг. большинство шестидесятников выступали за умеренные демократические реформы в рамках существующего строя, их идеалом был демократический социализм «с человеческим лицом».
Во времена «застоя» росло увлечение шестидесятников достижениями стран Запада, часть из них стала переходить на позиции западничества и либерализма (А. Д. Сахаров, Г. Померанц) либо почвенничества (А. И. Солженицын, писатели-«деревенщики»). В это время всеобщим кумиром был академик Андрей Сахаров, воплотивший все лучшие идеалы поколения.
Ужесточение режима внутри страны и обострение холодной войны (показательный суд над литераторами Синявским и Даниэлем, разгром «Нового Мира», Шестидневная война и рост еврейского национального движения, ввод советских войск в Чехословакию) стало для шестидесятников трагедией. Многие были вынуждены эмигрировать: писатели В.Аксёнов, В.Войнович, А.Гладилин, А.Кузнецов, А.Галич, Г.Владимов, А.Синявский, Н.Коржавин; кинематографисты Э.Севела, М.Калик, А.Богин; эстрадные певцы  Э.Горовец, Л.Мондрус, А.Ведищева). Другие были вытеснены во «внутреннюю эмиграцию»  (поэты В.Корнилов, Б.Чичибабин), перешли в дисиденство.
В 80-е гг. кумирами прогрессивно настроенной молодежи и интеллигенции стали публицисты-шестидесятники  Ю. Н. Афанасьев, Г. Х. Попов, Е. В. Яковлев, В. А. Коротич; их называли «прорабами перестройки».
Шестидесятники приветствовали приход к власти Бориса Ельцина и реформы Егора Гайдара. Однако результаты реформ 90-х годов вызвали у большинства населения разочарование, новая социальная реальность принесла другие проблемы, и с крушением коммунизма общественная востребованность шестидесятников окончилась.
Со временем появилось даже некоторое к ним ироническое отношение. Писатель Андрей Битов: «…я шестидесятник лишь потому, что мне за шестьдесят; мои первые дети родились в шестидесятые, и Ленинград находится на шестидесятой параллели». А Василий Аксёнов вообще называл себя «пятидесятником».
И потому речь сегодня не о них.
Время не изменило гуманистических позиций Евгения Евтушенко, которому принадлежит великая строка «Поэт в России — больше чем поэт», и он по-прежнему с гордостью относит себя к шестидесятникам. И неумолимое время показало, что он прав:
Кто были мы,
шестидесятники?
На гребне вала пенного
в двадцатом веке,
как десантники
из двадцать первого...

Мы для кого-то были “модными”,
кого-то славой мы обидели,
но вас мы сделали свободными,
сегодняшние оскорбители.
Пугали наши вкусы,
склонности,
и то, что слишком забываемся,
а мы не умерли от скромности
и умирать не собираемся...

Пускай шипят: что мы бездарные,
продажные и лицемерные,
но все равно мы легендарные,
оплеванные,
но бессмертные!
Как декабристы, разбудившие Герцена, Евгений Евтушенко своим бессмертным стихотворением «Бабий Яр», переведенным на многие языки мира, открыл запретную тему - страдания и шельмование еврейского народа, не прекращающиеся и сегодня. Как эстафету принял ее и поддержал Роберт Рождественский, нижеприведенное стихотворение которого было лишь посмертно обнаружено в его архиве.

Над толпой откуда-то сбоку                                                                                                             бабий визг взлетел и пропал.                                                                                                      Образ многострадального Бога                                                                                                    тащит непротрезвевший амбал.                                                                                                       Я не слышал, о чем говорили…

…Только плыл над сопеньем рядов
лик еврейки Девы Марии
рядом с лозунгом:
«Бей жидов!»
Если помните, большинство произведений шестидесятников было опубликовано в замечательном журнале «Юность», возглавляемом поэтом Андреем Дементьевым. В середине 1990-х годов он был назначен на должность директора ближневосточного представительства РТР в Израиле. Под впечатлением от увиденного была издана его книга «В будущем году в Иерусалиме», в которой собраны стихи, посвященные Святой земле, Иерусалиму, соотечественникам, уехавшим на свою историческую родину.
Три года я живу средь иудеев,
Среди весны, открытий и тревог.
И, ничего плохого им не сделав,
Я от вины пред ними изнемог.
Не потому ль, что издавна в России
Таилась к этим людям неприязнь?
И чем им только в злобе не грозили!
Какие души втаптывали в грязь!
Простите нас, хотя не все виновны.
Не все хулу держали про запас.
Мы испытали вместе лагеря и войны,
И покоянье примиряет нас.
Пошли, Господь, Земле обетованной
На все века надежду и покой…
И, кем бы ни был ты – Абрамом иль Иваном,
Для нас с тобой планеты нет другой.
*****
Cо времен древнейших и поныне
Иудеи, встретясь, говорят:
"В будущем году - в Иерусалиме"
И на небо обращают взгляд.

На какой земле бы мы не жили, 
Всех нас породнил Иерусалим.
Близкие друг другу иль чужие,-
Не судьбою, так душою с ним.
В 2000 году после публикации в «Московском комсомольце» стихов, обличающих российских чиновников, Дементьев был отозван. Но его стихи, в которых явственно просматривается неувядаемый дух шестидесятников, живы и уже вошли в историю.
И хотя еврейской крови
Нет ни в предках, ни во мне, -
Я горжусь своей любовью
К этой избранной стране.
Шестидесятники, как и декабристы, сыграли свою огромную и непреходящую, несомненно позитивную и заслуженную роль в российской истории. Потомки по праву оценили их порыв и сохранили их стихи в песнях, в памяти народной.
И тому пример наша встреча и неувядаемый к ним интерес, слова благодарности за их вклад в мучительный и долгий путь демократизации огромной страны.

в начало статьи...