№15(359)

Август 2013

ВЗГЛЯД

автор: Марк Левин

Так много новостей выливается на наши с вами головы, уважаемые читатели, со стороны сверхмногочисленных средств массовой информации, что захотелось вдруг поговорить о правах и обязанностях. Нет, я не собираюсь здесь заняться изучением Конституции.
Речь пойдёт о более обыденных ситуациях в нашей повседневной жизни. Ну, например, вождение автомобиля. Как известно, это наше право. Так сказать, - привилегия. За что мы и платим государству, предоставляющему нам сиё удовольствие, многочисленные налоги. А вот управление транспортным средством в трезвом уме и здравии, что у нас называется: “Do not drink and drive to avoid DUI” – это уже наша обязанность, за нарушение которой мы расплачиваемся в административном или, не дай-то Бог, уголовном порядке. Или, скажем, святое право каждого американца иметь оружие. Даже специальная поправка к Конституции есть по этому поводу, чтобы никто не сомневался. А вот применять это оружие только по назначению, только в целях самообороны – это уже наша обязанность, нарушение которой, образно выражаясь, - смерти подобно. Ну вот, пожалуй, примеров и хватит. А сейчас, - ближе к делу.
Поговорим о NRA. Нет, не той NRA, что “заведует” имеющимся у нас с Вами в наличии оружием и называется: ”National rifle association” – «Национальная стрелковая ассоциация». A о той, что в аббревиатуре пишется и звучит точно так же, но в развёрнутом выражении называется: “National restaurant association” – «Национальная ассоциация ресторанов». Речь, однако, здесь пойдёт не о вкусной и здоровой пище как таковой, а о ситуации вокруг неё.
Как известно, любой работодатель обязан платить работнику оговоренную предварительно зарплату при условии выполнения им возложенных на него функций. Известно также, что в 45-ти из 50-ти штатов Америки действует закон о минимальной почасовой оплате, колеблющейся в пределах от 5.15$ до 9.19$ в час, который теоретически никто не имеет права нарушать. Mало известно, что в Национальной ассоциации ресторанов существует внутренний циркуляр, позволяющий хозяевам платить официантам и их помощникам минимальную почасовую зарплату в размере 2.13$ !? «Как же так?»,-- спросите вы. « А как же закон?» И вот тут начинается самое интересное. В игру вступают “чаевые”, то есть относительно небольшие деньги, даваемые за небольшие услуги, - “на чай”. Хочу сразу заметить, что подать вам на стол красиво сервированную пищу и при этом проявить к клиенту определённую долю внимания, это обязанность официанта, за которую он и получает, как мы уже знаем 2.13$ в час. Дать же за это чаевые или нет – ваше решение и ваше право. Но поскольку за такую зарплату в наше время не то что прожить, но и умереть невозможно (похороны стоят намного дороже), да при этом ещё и улыбаться, наливая в ваш бокал шампанское чистыми без грибковых заболеваний руками, не имея медицинской страховки,- то компенсация разницы в деньгах до минимальной зарплаты превращается в Вашу святую обязанность. А иначе нам удачи не видать. Вот это и есть философия руководителей Национальной ассоциации ресторанов, перекладывающих сию проблему со своей богатой головы на голову не совсем богатую. Поскольку давно известно, что спасение утопающих – дело рук пока ещё временно держащихся за три соломинки на воде, а не тихо - без шума и пыли - уходящего в туманную даль Белого парохода. Таким образом отдел общественного питания великих мира сего превращает наше право в нашу обязанность. Сейчас стало очень модным ( тем, кому это выгодно) сравнивать любое мало мальски незначительное, даже высосанное из пальца  действо с Основным законом. Даже лай собаки полицейского во дворе дома нелегального торговца наркотиками однажды в судебном порядке был признан неконституционным (собака Конституцию-то не читала). Негласная же трансформация прав в обязанности, сознательно диктуемая потребителям со стороны NRA из области общественного питания, видится здесь определённо как нечто большее.
Совсем недавно в штате Иллинойс, который мы с вами и представляем, был принят закон о легализации скрытого ношения оружия. Сейчас в Спрингфилде начинается работа над списком общественных мест с особенно большим скоплением людей, который будет призван составить исключение из этого закона. Поскольку слишком большое наличие крови несколько пугает даже самых храбрых. Но Закон – есть Закон! И это несмотря на то, что Чикаго уже занимает первое место в США и одно из первых в мире по добровольному отстрелу местного населения, а ежедневные местные новости напоминают полицейскую хронику худших времён всех народов, и никакие войны типа в Афганистане или Ираке сравниться с этим не могут. И это несмотря на то, что губернатор штата был категорически против, а мэр города и сейчас бурчит что-то невнятное по этому поводу. Не потому, что страдает дефектом речи, а потому, чтобы угодить и мне и тебе. Показали демократию в действии. Особенно самому Президенту. Чтобы не высовывался. Дескать, на -тебе. Прямо на родине (ведь запись в свидетельстве о рождении всё равно сомнительная). Так сказать, - большинством голосов. При материальной и моральной поддержке Национальной стрелковой ассоциации. Как говорится,- против лома нет приёма. И забудь про разные там школы и кинотеатры. Мы их для успокоения населения внесём в списки для исключения. Помните, уважаемые дамы и господа старшего поколения? Это у нас в Советском Союзе (не сочтите за гнойную ностальгию) незамужние ткачихи составляли большинство. Здесь же совсем другое дело. Кто богатый, тот и пан. И что главное, - помогает сокращению безработицы. Это стреляющий занят несколько секунд, не учитывая, конечно, предварительные приготовления. А затем столько народу в действии: полиция, врачи, юристы, средства массовой информации, патологоанатомы, психологи, похоронное бюро, криминалисты-следователи, переводчики-лингвисты, система тюрем и исправительно-трудовых колоний. И так далее, и тому подобное. И что весьма важно, - довольно продолжительное время.
Так что,- отныне, встретив кого-либо на улице или, скажем, наблюдая за кем-то из окна собственного дома или автомобиля, не рассматривайте встречного слишком пристально. Ведь ваш взгляд может быть расценен неверно, в качестве недружелюбного акта. Особенно, если в крови встречного циркулирует определённое, пусть и очень незначительное, количество наркотических средств. И тогда может случиться непоправимое. С одной стороны, лучше вообще отвести взгляд. Но с другой - это ваше офтальмологическое действие может быть расценено как неуважение к встречному (не дай-то Бог, на почве расовой дискриминации). И послужить, к сожалению, уже после ТОГО, оправданием для извлекшего выгоду из нового закона и отягчающим обстоятельством против вас. Короче, вскоре нужно будет издавать пособие по тому, как вести себя с окружающими.
По крайней мере, совсем не так, как это сделал Джордж Зиммерман. И попутал его не чёрт рогатый. Этот латинос с немецкой фамилией никогда не повёл бы себя, как смелый Янкель, если бы не пистолет в кармане. Да и Трейвон Мартин не слонялся бы без дела там где не следует, если бы ни неблагополучная семья и наркотический туман в крови и мозгах. Вот и получилось так, что одного мы потеряли, а второго чудом удалось спасти, благодаря трезвости ума и чёткости мышления шестерых женщин, потребовавших в решающий момент от профессионалов (что бывает, кстати, крайне редко в судебно-криминальной практике) разъяснения по поводу того, что же всё-таки означает в развёрнутом варианте на языке юристов витиеватая формулировка понятия “manslaughter” (непреднамеренное убийство). И получив на это согласие со стороны обвинения и защиты и соответствующее разъяснение, склонились к убийству в целях самозащиты.
Обе стороны конфликта стали жертвами американского законодательства, всё больше и больше склоняющегося к повсеместному разрешению скрытого ношения оружия. И оба вкусили аромат американской свободы. С той лишь огромной разницей, что один успел воспользоваться правом на профессиональную защиту и сполна её получил. Второй же использовать своё право на свободное передвижение без объяснения причин не успел, и был убит по закону. Как видим, если закон один для всех по обязанности его теоретического выполнения, то свобода у каждого индивидуальна, согласно способностям с определённой долей примеси госпожи удачи. Совсем недавно адвокат Д. Зиммермана Марк О`Мара высказался в том плане, что не надо винить его клиента, - надо винить систему. Золотые слова, и вовремя сказано! Но как говорит один мой знакомый афроамериканец: «Не беспокойся о том, что не можешь изменить». Вот мы и улыбаемся широкой американской улыбкой, сметая поутру мягкой тряпкой пыль с принадлежащего нам огнестрельного оружия, одновременно думая о том, что день грядущий нам готовит. Как известно, после очередного общественного или природного катаклизма резко возрастает продажа спиртных напитков и иже с ней - прирост населения. После же очередной перестрелки в общественном месте,- зашкаливает на максимальной отметке рост продажи оружия. Мы подобны лошади, которую бьёт сзади по ногам болтающееся на ремнях тонкое бревно развалившейся упряжки. От боли лошадь бежит всё быстрее и быстрее, получая удары всё сильнее и чаще. Ей бы в пору остановиться, да мозгов не хватает! Так чего же нам не хватает? Думайте сами, решайте сами...
В список профессий, немедленно включающихся в работу после того, как дурная пуля сделала своё подлое дело, приведённый в предыдущем абзаце данного повествования, я сознательно не включил правозащитников. Во-первых, потому что это вовсе и не профессия, а так, - узкое ответвление в широком поле деятельности юриспруденции, призванное зарабатывать ступившим на сию стезю политический капитал. А во-вторых, потому что захотелось вдруг уделить им особое внимание. Материала уж слишком много по этому поводу. И если в делах о дискриминации на почве расовой нетерпимости многое, к сожалению, пахнет жареным, то в деле новоиспечённого жителя транзитной зоны московского аэропорта “Шереметьево” Эдварда Сноудена запахи более многообразные. Их спектр колеблется от шпиона и предателя, (что, по моему мнению, ближе к действительности), до «национального героя», пытавшегося доказать и показать нам, - своим согражданам (вскоре, возможно, и бывшим), что наша личная жизнь в опасности - в угоду всевозможным правозащитникам.
Однозначного же ответа на это нет. Есть только перефразированный вопрос: «Бить или не бить?», а также права и обязанности, с упоминания о которых и началась данная статья.
А пока большинство дураков возмущается решением редакции журнала «Rolling stone» поместить на обложке августовского издания фотографию Бостонского террориста Царнаева-младшего, меньшинство “умников” напоминает нам что это - АМЕРИКА, в числе многочисленных свобод которой есть свободы печати и слова. А как уж к этому отнестись – индивидуальное дело каждого.
Фотографию восьмилетнего мальчика, погибшего от рук Царнаева, почему-то нигде не показывают. Видимо, ребёнок был не очень фотогеничен.
Его же убийца после соответствующей ретушёвки выглядит на фото просто ангелом. Но это я так, - для поддержания разговора. Дело же, конечно, не в этом. А в наличии или отсутствии коммерции, заработка то есть, говоря по простому. И здесь уже не имеет значения, - кто жертва, а кто убийца. И главное, - большое поле деятельности для всевозможных правозащитных организаций. Так неужели это и есть Америка? И зачем же тогда Божественное благословение?

в начало статьи