№16(408)

Август 2015

   Тяги к творчеству не занимать

Аркадий Грейз удостоен звания «Человек года-2014» в номинации «Вокалист года» по версии газеты «Земляки»


Автор: Наталия  Шур


        В Народном театре Welcome, где Аркадий Грейз трудится уже почти 5 лет, его называют «наш соловей», потому что практически ни один спектакль не обходится без его музыкального и драматического участия.
                                                                  Из газет

Человек активной жизненной позиции, он принимает деятельное участие в мероприятиях Ассоциации «Земляки»: днепропетровчане выбрали его Президентом своего землячества, а для театра Welcome он даже сочинил гимн, с удовольствием исполняемый артистами за праздничным столом. Там есть такие строки:

Широка душа всех иммигрантов,
Тяги к творчеству не занимать.
И хватило среди нас талантов,
Чтоб театр Welcome здесь создать.
...Широка страна моя родная,
Средь морей и зелени полей.
God bless America
И Welcome с ней!

Аркалий относит себя к послевоенному поколению. И пел всегда, сколько себя помнит. Момент славы пришел, когда в Союз приехал Робертино Лоретти, который был всего на год старше. И Аркадий довольно быстро воспроизвел репертуар этого звездного мальчика, вытягивая все верхние ноты.
Это был пик популярности: Аркадия приглашали выступать, узнавали в школе и даже на улице.
Но... Sic transit gloria mundi – так проходит земная слава: как и у его кумира, у Аркадия начал ломаться голос. Пришлось остановиться.
Именно тогда он осознал, что никогда и ни при каких обстоятельствах не следует обольщаться. Просто надо работать. И пошел в драмкружок, где сыграл шута в «Золушке», пел куплеты; увлекся художественным чтением – завоевал 1-е место в литературном конкурсе. Поступил в музыкальное училище, где изучал азы музыкальной грамоты и вокала.
Это сослужило хорошую службу, потому что, загремев а армию, легко прошел по конкурсу в ансамбль Особого военного округа Казахстана.
При этом один из членов отборочной комиссии свое явное одобрение выразил весьма своеобразно: «Ишь как старается – очень уж не хочется возвращаться в свою кочегарку!»
Конечно, очень не хотелось вместо защиты Родины от коварных и невидимых врагов, весь день кидать уголь в раскаленную топку котельной. Но больше всего хотелось петь.
Думаю, именно служба в армии дала Аркадию тот эмоциональный фундамент, то особенное настроение и ту волнующую интонацию, с которыми он блестяще исполняет военные песни.

Бравый солдат Аркадий Грейз.


В ансамбле был хор, балет и оркестр, всего 65 человек из солдат срочников, сверхсрочников и вольнонаемных.
– Я стоял в первых тенорах, – вспоминает Аркадий. – Репетировали каждый день по 5 часов, отрабатывая оперные верха, это рабочее «до» третьей октавы, потолок  оперных теноров. Жара, сухо; бывало, что горлом шла кровь. Но все равно это была радость!
Выступали на целине и по всем городам необъятной родины. Вечно голодные, получали  2 рубля в день, жили в паршивых гостиницах и питались где придется.
– Помню, покупаю на всю комнату 5 килограмм тюльки и 5 кг ливерной комбасы по 50 копеек, в очереди бабки сочувствуют:
– Бедные солдатики...
А у меня гордость и взыграла:
– Та нее... это я для собачки покупаю. 
А когда написал домой, чтобы прислали гражданскую одежду, вместо футболки или светлой рубашки получил от родителей назидательное письмо примерно такого содержания: «Сынок, если ты сбежал, то вернись пока не поздно. Покайся! Отсидишь свой срок и все будет хорошо». Вот такие советские родители-патриоты.
После демобилизации Аркадий в ансамбле не остался: слишком многие талантливые ребята там просто спивались.
Вернулся домой, в Днепропетровск, и ушел на вольные хлеба: выездным фотографом снова объездил весь Союз.
В 1989 году, просидев 6 месяцев в Вене, прибыл в Америку – ради детей, уж очень хотелось, чтобы они жили нормально.
– Я не могу не петь, но мне нужна аудитория. И почувствовав это мое свойство и глубинное желание, моя приятельница Ханна Фриц  привела меня в синагогу Солэл в Хайленд-Парке. Мы выступали на все еврейские праздники и шабат, пели на всех языках – идиш, хибру, русском, английском, испанском.
А оттуда путь пролегал в прославленный хор университета Норсвестерн. Репертуар здесь тоже был разноязыким, но несколько иной – классика, русская опера, христианские песнопения и католические псалмы. Это была прекрасная школа.
Там Аркадий познакомился с хормейстером Светланой Марченко и по ицициативе своего друга Григория Хайсмана, обладающего великолепным баритоном, они объединили свои усилия и создали известный в нашей общине ансамбль Светланы Марченко, который на протяжении 7-ми лет выступает с интересными музыкальными проектами, такими как «Старый патефон» или «Любимые песни из кинофильмов» и пользуется признанием публики.
– Поначалу я не мог выйти на сцену для сольного пения, меня душил спазм. И только Света помогла мне побороть это нервное напряжение. Я ей глубоко благодарен. У нас замечательный коллектив, куда хочется приходить, чтобы петь, отдыхать душой и... работать.


Работа в ансамбле и еженедельные репетиции позволили Аркадию совершенствовать музыкальное мастерство и существенно расширить свой песенный репертуар...
– И последнее знаковое событие в моей жизни, – продолжил Аркадий свое повествование, – случилось 5 лет назад, когда на нашем концерте ко мне подошел Гриша Шульманович и сказал:
– Земляк, выручай! Нужен артист в театр Welcome.
Я вспомнил свое школьное увлечение и занятия художественным чтением в драмкружке и согласился один раз заместить заболевшего актера.
Потом залез, погряз и... утонул.
Началась новая эпоха. Я занимаюсь тем, что хотел делать всю жизнь – петь и играть. И еще быть в коллективе, который, как семья, дает любовь и подогревает интерес к жизни. Искусство прекрасно, но главное – дружба...
У Аркадия богатая мимика и разнообразные интонации, помогающие ему перевоплощаться в противоположные по темпераменту и языку персонажи.
Он прекрасно сыграл и шлемазла Нему, и мудрого сапожника Леву в спектаклях «Дворик моего детства» и «Подоляне в Америке». Успешно воплотил образ американского журналиста в спектакле по рассказу Григория Шульмановича «Прости, что не любила меня».
При этом его голос сопровождал все спектакли театра: военные песни в постановках «От Чонкина до Теркина», «Ленинградцы, дети мои»,  «Живи и здравствуй»; позволил театру впервые выступить с веселым мюзиклом «Посиделки близ Дивана». А его творческий подход к делу, к которому он причастен, закономерно привел к тому, что в этом мюзикле Аркадий блестяще исполнил куплеты, которые сам написал и на которые зрители понимающе и доброжелательно отозвались. Вот они:

Помнишь эмигрантский наш Диван
В былые дни: все влюблены?
Русский магазинчик «Три сестры»,
Ох, как балдели от икры,
А потом работу мы нашли,
На права сдавали - как могли.
Сколько пришлось учиться вновь,
Сколько попортил english  кровь?
Мы поменялись с нашими детьми -
Теперь учить нас впору им плетьми.
Помнишь: походы в ресторан,
Эх, водка и шум оркестра там,
И вспоминали, откуда мы пришли,
Соображали, что же мы нашли?
И вливались постепенно в жизнь,
А годы быстро понеслисть.
Покупали первые дома,
Забот добавилась нам тьма.
Дети на учебу подались,
Мы на овертаймы поплелись.
Сколько волнений за детей,
Вспомним своих родителей,
Теперь мы дедушки и бабушки
И вечно ищем, где наши очки.

– Сейчас у меня единственное желание – подольше не стареть душой и подольше сохранить творческую активность, – заключил Аркадий наш разговор.
Что ж, как говорят американцы, Dream comes true – мечта становится явью.
Поздравляем Аркадия Грейза с высоким званием Человек года!

         

в начало статьи