.

№17(337)

№18(338)

Сентябрь 2012

  ПОЭТИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА
Михаил Клейнер «Ностальгические мотивы»


Михаила Клейнра многие знают в нашей общине, в общественной жизни которой он активно участвует. Он поэт, композитор, исполнитель своих песен, участник многих концертов, отмечен почетным званием «Человек года 2011», многолетний автор нашей газеты.

 


Сегодня мы с удовольствием предлагаем нашим читателям стихи этого талантливого человека.
Песня о родине
Озарилось небо над Полесьем,
Над моей сиреневой весной:
Дорогие города и веси,
Будто в сказке, снова предо мной.

Отчий Дом, далёкий мой и близкий,
Счастлив я тебя увидеть вновь.
Шлю поклон тебе мой самый низкий
И любовь, безмерную любовь.

Песни все о родине не спеты,
О земле единственной моей.
Поискать по свету все её приметы –
Не найти ни краше, ни родней.

Время  жизни, радости,   невзгоды
Мы с тобой  делили  пополам...
Незаметно промелькнули годы –
Всем твоим я кланяюсь углам.

А любовь несу тебе, как дань я.
Мы навек разлучены судьбой...
Нелегки с тобою расставанья,
Как милы свидания с тобой.

Песни все о родине не спеты,
О земле единственной моей.
Поискать по свету все её приметы –
Не найти ни краше, ни родней.
*         *         *
Ивушки плакучие,
Время, нас не балуя,
Мчится неустанно.
Блекнут краски алые,
Стелятся туманы.
Солнце ли за тучами,
На душе ль тоскливо –
И слезами жгучими
Молча плачут ивы.

Что же вы, родимые,
Горько слёзы льёте?
То ли счастье – мнимое,
Годы ль на излёте?..
Боль какая скрючила
Иль беда какая?
Не тоска ль замучила
По родному краю?..

Там стихии русские
Грели б души ваши.
Там проулки узкие
Всех бродвеев краше.
Там в немой обители
Мертвенно беспечны
Ваши спят родители
На покое вечном.

Ивушки плакучие,
Юность незабвенна
Несмотря на лучшие
В жизни перемены.
Молодые личности,
Встречи дорогие...
По далёкой юности
Наша ностальгия.

Мы ещё не старые,
Но уже былые.
Гаснут очи карие,
Дуют ветры злые...
Годы наши хилые –
Не сказать словами.
Плачьте, плачьте, милые...
Я поплачу с вами.
*        *         *
НОСТАЛЬГИЯ
Дни и ночи, дни и ночи
Время мчится быстро очень –
Вихрем кружит...
Вот виски уже седые,
А мы, вроде, молодые –
Сердце болит.
А душа, мы знаем сами,
Не согласная с годами,
Стонет в груди,
Забывая про былое,
Не  желая знать покоя,
Будто все надежды – впереди.

А на планете – приметы весны:
Жизнь обновиться готова...
Это нам видятся дивные сны,
Будто мы в юности снова.

Солнце выше, всё светлее
И гуляет по аллее
Солнышка луч..
Пусть ещё холодновато,
Но ручей спешит куда-то
Скор и певуч...
Уж не долго до Апреля
И вовсю звенят капели –
Музыка дня...
А душа и ретивое
Знать не знают о покое,
Будто всё касается меня.

А на планете – приметы весны:
Жизнь обновиться готова...
Это нам видятся дивные сны,
Будто мы в юности снова.
*         *          * 
Я вспоминаю Ленинград                     
Я вспоминаю Ленинград,
Где я полжизни лучшей прожил.
И предо мной  как-будто ожил
Его чарующий наряд:
Все те заветные черты,

Что неба чистое творенье.
Какое ж было наслажденье
Общаться с Питером на ты!..

Как часто во сне ты видишься мне:
Твой облик – он светлый и ясный.
Уходят года... Я помню всегда
Тебя, Ленинград мой прекрасный.

Я вспоминаю Ленинград,
Такой изысканный и яркий –
Его мосты, проспекты, парки
И Белой ночи аромат.
Была разлука, как беда,
Как сердца ноющая рана...
О, если бы у Мичигана
С тобой встречаться иногда.

Как часто во сне  ты видишься мне:
Твой облик – он светлый и ясный.
Уходят года...Я  помню всегда
Тебя, Ленинград мой прекрасный.
*            *              *  
Струится ночь

Струится ночь над Мичиганом...
Покоем дышит водоём,
А я грущу о несказанном
Былом Отечестве моём.

И в красоте подлунной ночи
Витаю в светлых я мечтах,
Как-будто вновь в Крыму иль Сочи,
На черноморских берегах.

А память ворошит всё незабвенное,
И ноет сердца каждая струна:
Ведь там - душа моя,
Здесь - тело бренное
И тишина вокруг, и тишина...

Ты великолепен, Мичиган,
Но моих не понимаешь ран.
Расбросал нас жизни ураган,
Овладев моей судьбой...

Ты великолепен и богат,
Только я тебе не очень рад,
И тоскую я по дому, брат,
Нету счастья мне с тобой.

Струится ночь над Мичиганом...
Покоем дышит водоём,
А я грущу о несказанном
Былом Отечестве моём.
*          *          *
Помню я...
Помню я,как давно были молоды мы –
То немое кино,те тревожные дни,
Довоенную боль и военную жуть,
Власти лживую роль, жизни серую суть.
Как рабов-бедолаг, нас держали в тисках.
Был разбой, был ГУЛАГ...
Души сковывал страх.
Как лихая напасть,
целых семьдесят лет
Лицемерная власть жизнь сводила на нет.

Но случилось как  раз…
Свежий дунул борей,
И удрали мы враз впопыхах от властей.
Велика их вина за внезапный транзит,
А родная страна, понимая, простит.
*            *              *
Мы живём в США.Мы на равных живём.
И спокойна душа, и друзей полон дом.
Здесь нам право дано
брать у жизни взаймы.
Только жаль, что давно были молоды мы...

Увязла  ноженька. Себя я пережил...
И не солгу, не скрою –
Ни этот и не тот, ни лев и не сурок,
Ощипанный дебил совкового покроя,
Я у чужих ворот отплясываю рок...

Не русский, не еврей и не американец,
Ни йога, ни ушу, ни Тора, ни Коран –
Меж небом и землёй,
духовный оборванец,
Я до сих пор вишу, а снизу – Мичиган ...

Бежал я с Родины ко всем чертям.
Живу, уродина, ни здесь, ни там.
Увязла ноженька на стороне...
Спаси, о Боженька, ты душу мне!

Типичное не то до этого момента:
Как жалкий папуас, ловлю себя
на том,
Что здесь я есть никто, а там
бывал ведь кем-то...
Видать, в недобрый час
я свой покинул дом.

В глазах моих туман, а в мыслях – 
заваруха.
Живу я невпопад, без цели и мечты.
О, радужный обман! Тоска...
Томленье  духа...
И нет пути назад – там  сожжены  мосты.

Бежал я с Родины ко всем чертям.
Живу, уродина, ни здесь, ни там.
Увязла ноженька на стороне...
Спаси, о Господи, ты душу мне!

                                           1993 г.

                  

в начало статьи