.

№17(337)

№18(338)

Сентябрь 2012

Рыбная ловля - дело серьезное  

автор: Наталия ШУР

           
Знаете ли вы, что начиная с 1947 года, законодательными органами почти всех штатов США (за исключением Арканзаса, Индианы и Канзаса) различные виды рыб избраны символами своих штатов? Лосось в штатах Мэн и Орегон; форель - в Монтате и Мичигане; большеротый окунь во Флориде; треска в Массачусетсе, золотая рыбка гарибальди в соленых водах Калифорнии.
В нашем штате с 1986 года тоже существует свой рыбный символ: солнечник (bluegill) - небольшая рыбка, обитающая в пресных водах и в реке Миссиссиппи.
Такая честь, оказываемая водным тварям, лишь подчеркивает тот очевидный факт, что рыба является не только важным и полезным продуктом питания, но и объектом, вокруг которого строится обширная индустрия спорта, туризма и отдыха.
В нашей стране армия рыболовов-любителей насчитывает миллионы фанатов, для многих из которых рыбалка даже не развлечение, а образ жизни. Вы, наверное, видели, как дюжий американец, выловив в Мичигане лосося, тут же выпускает его обратно в озеро. Или, надев хирургические перчатки, чистит и потрошит его, а потом, аккуратно переложив красную икру в коробочку, отдает все это своему соседу.   
Процесс ловли имеет свои правила и особенности.
Прежде всего требуется лицензия, стоимость которой зависит от «благородства» рыбы. Слишком большая и слишком маленькая рыба должны быть немедленно отпущены на волю. Установлено максимальное количество рыбы, вылавливаемое одним рыболовом в день. Например,  в штате Нью-Йорк можно забрасывать не более двух удочек с пятью и менее крючками на каждой.
И все существующие законы рыболовы уважают и соблюдают. Не только потому, что американцы - законопослушный народ, но еще и понимающий, что только так можно сохранить и приумножить рыбные ресурсы. И потому без лишнего шума помогающий решить «продовольственную» программу страны.
Наряду с «Отделом сбережения окружающей среды», располагающим собственной "зелёной полицией", бюрократией и биологами, существуют службы, которые специально для рыболовов-любителей выращивают в садках и выпускают в водоёмы от 300 до 5000 штук восьмидюймовой форели для одной какой-нибуль плохонькой речки ежегодно.
Любительскую рыбную ловлю порой трудно отделить от промысла, а желание испытать всплеск адреналина в крови - от искушения попробовать свежие плоды своего труда. И в этом нет противоречия.
Инстинкт охотника заложен в человеческих генах. Когда-то человек охотился на мамонта и медведя, крокодилов и змей, поддерживая жизнь свой семьи. С развитием техники надобность в этом отпала, но остался в сердце «огонь желаний», и тысячи людей по зову предков отправляются на природу: на сафари и подводную охоту, за жемчугом и за грибами. В каждом просыпается охотник, а охота, знаете ли, пуще неволи!
Во мне такой инстинкт проснулся в юности. Мы плыли на байдарках по благословенной реке Ахтуба, что течет параллельно Волге и тоже впадает в Каспийское море. Широкая и полноводная, она была «в стороне от проезжих дорог» и сохранила тишину и первозданность. Только маленькие рыболовные суденышки изредка нарушали картину общего покоя. Когда суровые рыбари в оранжевых робах сходили на берег, у них можно было за бутылку разжиться целым ведром осетровых рыб, чтобы вечером у костра хлебать черную икру ложкой. О времена!
На утро я тоже привязала к запястью «дорожку» - длинную леску с блесной на конце. И что вы думаете? Не успели мы отплыть от берега, как что-то сильно дернуло меня за руку.
- Клюет! - в радостном возбуждении завопила я.
- Вёсла поперек! Тяните! Медленно! - закричал с соседней байдарки капитан.
Огромный толстый жерех бился до последнего. А у меня в душе чувства азарта и победы боролись с жалостью и сожалением.
Но это была минутная слабость: защитником прав животных и «зелёной» я так и не стала. И смотрю скептически на все их усилия остановить глобализацию и «всеобщее потепление».
На Аляске я видела многокилометровые нефтепроводы, которые ничуть не повредили тамошней экосистеме, и тысячи американцев со всей страны продолжают ежегодно приезжать сюда на «рыбные дерби», чтобы сразиться друг с другом в умении и сноровке.
Не менее интересное шоу наблюдала я в Чикаго, когда на набережной Мичигана молодые темнокожие ребята установили небольшую пушечку и выстреливали в сторону моря тугой резинкой, через каждые полметра усаженной толстыми крючками с наживкой. После паузы они начинали медленно скручивать снасть, снимая богатый улов. Под восхищенные взгляды столпившихся вокруг зрителей.
А недавно с таким рыбаком, настоящим, увлечённым, я познакомилась поближе.
Кирилл Балаянц приехал в Америку в 15-летнем возрасте, окончив в Горьком 8 классов. Каждое лето мальчик проводил в деревне у дедушки, который и научил его рыбачить. Так что первую рыбу, пойманную самостоятельно, он предъявил бабушке, когда ему исполнилось 6 лет.
Каждый день вставал в 5 утра: с вечера просил деда разбудить, а если тот пожалеет и не разбудит, - обижался. Река лентой вилась через луг. С обрыва стремительно спускал лодку-плоскодонку, правда, потом ее было тяжеловато обратно затаскивать. Ловил подлещиков, карасей, окуней, щук, краснопёрок. Ловил на червя, который копали в земле, в хлеву или свинарнике, где хранился навоз для огорода. Из орешника вырезал удочку, наматывал леску (катушек не было), снаряжал поплавок, грузик, крючок. Ловил со дна; когда рыба клевала, звенел колокольчик.
«Время летело, как в казино: садился на пару часов, а незаметно пролетал весь день. Сам себе добывал еду - разводил костер, кидал в угли раков, ракушки, рыбу, которую заворачивал в лопух и обмазывал глиной. Если я опаздывал к обеду, бабушка выходила на поиски. А какой обед, когда клёв пошел?! Зато когда я возвращался домой с приличным уловом, они с дедом смиренно принимались потрошить и вялить рыбу - заворачивали в марлю от ос и мух и вывешивали на веревке под навесом. Солили тараньку. Раков я таскал руками, и мама ведрами продавала их в ближайший ресторан. Помню, что так заработал 500 рублей, на всё лето хватило».
В Чикаго Кирилл окончил школу и колледж, но обосновался во Флориде, поближе к океану.
В первый день вышел на пирс в Мексиканском заливе - смотрел, слушал, спрашивал. Потом купил снасти, даже круглую сетку с грузиками по краям, которая раскрывается и тонет, захватывая все, что под ней, а потом сама закрывается.
В океане хищная рыба обитает на дне: акулы, скумбрия, форель, камбала, морской окунь, красный ерш - все зубастые. Ловят их на креветок, кальмаров, осьминога, мелкую рыбешку. Прикармливать рыбу не разрешается.
«На акулу выезжаю на моторке или по мелкой воде на байдарке. Здесь требуется специальное снаряжение: не очень большой крючок, чтобы раньше времени не обнаружился, и толстая леска, которая крепится к мягкой скрученной железной проволоке, потому что когда акула удирает, она хвостом, как наждаком, может срезать леску.
С того момента как акула попалась на крючок и до того, как я ее вытащу, проходит иногда 3 часа. Она тянет, я за ней на тормозе, потихоньку отпускаю, пока она не устанет. И надо быть очень осторожным, чтобы, не дай Бог, она не умерла от переутомления. Тогда скандал и штраф неминуемы».
Кирилл, Вы так рассказываете про акул, как будто это домашнее животное, а не страшный морской хищник, судя по кинофильмам откусывающий руки-ноги у всех зазевавшихся. С другой стороны, из известных 450-и видов акул,  только белая, тигровая, тупорылая и длиннокрылая замечены в неспровоцированном нападении на людей. И опасность, которую они представляют, сильно преувеличена: годовое количество утонувших в США составляет 3306 человек, а погибших от акул -1.
- Действительно, многие держат черную акулу в аквариуме как pet, любимую забаву. Белой акулы у нас нет, она обитает в тропиках. На тигровую акулу мы не охотимся: слишком большая и вправду может цапнуть. А другие наши акулы любопытные, но не агрессивные, человека боятся и при встрече, особенно при каком-нибудь резком движении, уплывают. На всякий случай.
Вам удавалось поймать акулу?
- На моем счету примерно 10-12 акул.
Больших? И что Вы с ними делаете?
- Акула может весить до 200 кг. Ее надо сразу выпотрошить, разрезать на стейки, положить на несколько минут в лимонный сок, высушить бумажным полотенцем и - в морозильник. А потом на гриль или коптить.
Стейки получаются отличные, нет рыбного запаха. Копченая акула - дымок в мясе - тоже отменный деликатес.
Вы с детства увлекались рыбной ловлей. Это ваше хобби?
- Для многих в Америке рыбная ловля это спорт, они ловят и отпускают рыбу. Я занимаюсь этим для фана. Мне нравится играть с акулой в кошки-мышки (она любит догонять движущуюся приманку); изучать повадки разных рыб, исследовать и                          опробовать различные снасти. Например, раньше мы вытаскивали акулу втроем, набросив на нее веревочное лассо. Теперь мой друг Ворчек разработал специальный рычажный механизм, чтобы справляться с ней в одиночку.
Учусь разделывать рыбу. Это очень красиво делает наш кумир Дак, пожилой человек, хирург на пенсии. Мы даже просим его об этом: «Дак, сделай нам фан».
От Кирилла я узнала один интересный факт. А еще говорят, что правительство не должно вмешиваться в дела граждан. Должно, если это идет на пользу обществу.
Мексиканский залив в основном песочный, мелкий, быстро прогревается до 30оС. Рыбе там приходится тяжело: живешь, как на сковородке, да еще того и гляди акула сожрет. Вот рыба и расплылась куда глаза глядят - вглубь и подальше.
И наше зоркое правительство, которое тоже, наверное, не прочь полакомиться черепаховым супом или крабами в винном соусе, решило вернуть беглецов и создать им на родине отчий дом. Как в аквариуме: камни, пещеры, беседки. Только здесь естественный рельеф дополнили затопленными танками, самолетами, башенными кранами.  Чем не рифы, которые со временем несомненно превратятся в коралловые?

в начало статьи