№17(409)

Сентябрь 2015

   Дуремар и другие

Автор:  Борис Гулько

 

Меня учили в школе, что искусство должно отражать жизнь. Удивительно, но и жизнь часто отражает искусство. Выдающийся кинорежиссёр Жан Ренуар писал в книге о своём великом отце, что до картин Огюста Ренуара «ренуаровских женщин» не существовало. Они появились в жизни потому, что Ренуар нарисовал их.
После публикации Гёте «Страданий юного Вертера» толпы сентиментальных немцев вслед за героем романа кончали с собой. Их реальность создал писатель. А могли бы себе жить.
Многочисленные книжные дон Жуаны списаны с реальных, но и реальные следуют книжным. Хотя история прототипа первого дон Жуана – дона Мигеля де Маньяра, скульптура которого украшает его родную Севилью, большого количества последователей не создала. Дону де Маньяра под утро, по дороге с оргии, привиделись его собственные похороны. Он всё понял, раскаялся, и на свои деньги построил богадельню. Украшают часовню этой богадельни две картины друга де Маньяра восхитительного Бартоломе Мурильо.
Обозревая последние политические события я приметил, что герои их удивительно точно ложатся на образы персонажей любимой книги моего детства. Похоже на то, что материализовался кукольный театр, которым завершается история Золотого ключика, и герои этой истории перенеслись в наши будни.
Ну, Лиса Алиса и Кот Базилио из книжки, очевидно, в реальной жизни стали жуликоватой четой Клинтонов. Грозный Карабас Барабас, хранящий какую-то тёмную тайну – это, конечно, президент США Обама. Дуремаром у него – госсекретарь Керри. Кукольный народец, против которого замышляют Карабас со своим другом Дуремаром – это евреи Израиля. Каким-то чудом они выстаивают и против команды Карабаса, и против всей Страны дураков – ООН с её европейскими полицейскими доберман пинчерами и губернатором Пан Ги Муном.
Грустный Пьеро – это любящий жаловаться Ицхак Герцог, возглавляющий «Сионистский лагерь» Израиля, а неунывающего Буратино ныне зовут Биби. Помните, как Буратино «закричал, завыл, запищал во всю глотку:
– Звери, птицы, насекомые! Наших бьют! Спасайте ни в чём не виноватых деревянных человечков!..»
Призыв Биби услышали, и союзники у израильтян нашлись. Не только среди американских христиан и евреев. Среди зверей куда более экзотичных. Каролин Глик пишет в своей колонке от 12 августа: «Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты и Иордания присоединились к Египту, видя в Израиле стратегического партнёра и защитника. В прошлом году Саудовская Аравия, ОАЭ и Иордания поддержали Израиль и Египет в их оппозиции ХАМАСу и его американским, турецким и катарским защитникам. Если бы не эта массивная арабская поддержка, Израиль, вероятно, вынужден был бы уступить давлению и предоставить ХАМАСу контроль над международными границами Газы». В этой Газе, по соседству с каморкой Папы Карло – самой маленькой из великих держав – обитает шушера ХАМАСа – крыса Шушара.
Интересна фигура продавца пиявок Дуремара. В отличие от Карабаса, у Дуремара нет своей зловещей программы. Дуралей просто пристаёт ко всем, пытаясь всучить нам свои мерзкие пиявки и испортить мир, в котором мы живём.
Внешне на Дуремара с иллюстрации в моей детской книжке удивительно походил первый госсекретарь в администрации Клинтона Уоррен Кристофер. Тот, как положено недотёпе Дуремару, часами просиживал в приёмной диктатора Сирии Хафеза Асада, дожидаясь высочайшей аудиенции. Но ещё точнее ложится в образ Дуремара нынешний госсекретарь.
Когда три года назад Джона Керри утвердили госсекретарём, я писал: «Ветеран вьетнамской войны, Керри на всю жизнь поражён "вьетнамским синдромом". Синдром этот заключается в том, что во всех противостояниях мира страдающий синдромом неправой стороной видит США. Керри яростно борется против американских интересов в разных точках планеты. Похоже, он, как многие в его поколении, подпал под обаяние фигуры и идей Че Гевары. Сенатор делал всё, что в его силах, для победы сандинистов в Никарагуа.
"Мы не можем вести успешную политику" – заявил тогда, в 1985 году, Джорж Шульц, последний на долгие годы достойный госсекретарь США, если "самоназначенные эмиссары, сенаторы Керри и Харкин, пишут письма "дорогому Комманданте" Д.Ортеге, пытаясь вести переговоры с коммунистическим режимом". За деятельность в поддержку сандинистов Шульц призывал сенат вынести Керри порицание».
Джон Керри служил сенатором США 28 лет, в 2004 году был кандидатом в президенты. Появился он на политическом небосклоне Америки в 1971 году как герой вьетнамской войны, яростно выступавший против неё. Он участвовал в знаменитой демонстрации ветеранов войны, бросавших свои награды через ограду Белого дома. Баллотируясь в президенты Керри сообщил, что бросал не свои ордена, а… чужие, или вообще не ордена... что-то такое бросал. Выступая на слушаньях в Конгрессе, Керри обвинял тогда американскую армию во всех мыслимых военных преступлениях. Проверка не подтвердила эти обвинения. Уже во время его президентской кампании нашло неожиданное опровержение обвинение, сделанное Керри американцам в жестокостях, которые он наблюдал, находясь с боевой миссией в Камбодже. Выяснилось, что в Камбодже Керри не бывал. Соврал, ничего он не наблюдал.
Президентскую предвыборную кампанию бостонского сенатора подорвали, неожиданно, его однополчане, организовавшие движение «Ветераны боевого катера за правду». Они доказывали, что Керри был не героем, а лгуном и предателем, и награды свои получил незаслуженно.
Зато во время президентской кампании 61-летнего Керри настигла хорошая весть. Он неожиданно «узнал из публикации в газете Бостон Глоб», что его отец – еврей.
Госсекретарь Керри стал мотором заключения договора с Ираном, в результате которого с террористического режима мулл снимаются санкции, ему предоставляется дорога к созданию атомной бомбы, возвращаются десятки или сотни миллиардов долларов (каждый раз называют разные суммы), отменяется эмбарго на поставку в Иран оружия и ракет. Взамен муллы не уступают ни в чём, не возвращают Америке даже то, что им определённо не нужно – четверых удерживаемых ими американцев.
Образ Дуремара ясно всплывает, когда смотришь или читаешь интервью Керри, в которых он защищает своё достижение, тянущее, вне сомнений, на Нобеля («Дали бы ему уже его Нобеля, чтобы он отстал от нас» – размечтался как-то министр обороны Израиля Буги Яалон). А чем Керри хуже Переса с Рабиным, заключивших договор с Арафатом? Те ведь получили.
Керри жаловался Джефри Голдбергу в большом интервью для журнала Атлантик: «Аятолла и так считает, что нам нельзя доверять. Если конгресс отвергнет договор, США подтвердят опасения аятоллы, и нам уже никогда не завоевать его доверия». Вы понимаете: речь идёт о верховном правителе Ирана, который повторяет призыв: «Смерть Америке! Смерть Израилю!» чаще, чем обычный русский сапожник матерится? Неужели мы подорвём доверие к нам аятоллы?
Кто по договору, обговоренному Дуремаром, берёт на себя какие-либо обязательства? Ну конечно, это Америка – вернуть деньги, предоставить современные ядерные технологии, даже препятствовать саботажу против ядерной программы Ирана. Поэтому Америка должна оправдывать доверие аятоллы.
Зариф, министр иностранных дел Ирана, в случае подписания договора «обещал однозначно, что Иран будет сотрудничать с США и арабскими союзниками в решении региональных вопросов», – сообщил Керри. Что это за региональные вопросы? Аятолла не раз заявлял, что необходимость уничтожения Израиля «вне обсуждения», и что это уничтожение – «вопрос не антисемитизма, а религиозного долга». Что об этом думает наш Дуремар?
Тут Керри путается: «Я думаю, у них в данный момент фундаментальные идеологические расхождения с Израилем. Выльется ли это в реальные шаги стереть его…» – «Стереть его с карты» – подсказал интервьюер. – «У меня нет ответа на это» – вздохнул госсекретарь... «80 000 ракет Хезбуллы нацелены на Израиль… У Ирана уже достаточно материала для 10 или 12 бомб, однако они ещё не сварганили ни одной…». В отчаянии Дуремар оборвал себя: «Этот разговор – пустая трата времени». Но всё же добавил: «Как я уже сказал – заключаемый договор – про-израильский».
Голдберг спросил: «Вас не смущает, что деньги, которые вы размораживаете, пойдут Асаду и Хезбулле?» – «Да, но это не определяет. Не деньги решают в конечном счёте – что произойдёт», – туманно ответил Керри. Человеку, служившему в детстве алтарным мальчиком в католическом соборе, такая вера в Бога к лицу. Но от госсекретаря хотелось бы слышать нечто более рациональное.
Подобная жвачка – ложь вперемешку с глупостью – идёт на нескольких страницах журнала. В одном из следующих интервью Керри даже пригрозил американцам, что, если договор сорвётся, то мир откажется от доллара как от основной валюты. Уж не иранский ли динар заменит его?
Продавец пиявок и его шеф бьются за свой договор и интересы аятоллы неустанно. В книжке про Буратино их усилия провалились: «…наверху косогора появился старый папа Карло. Рукава у него были засучены, в руке – сучковатая палка, брови нахмурены… Он плечом толкнул Карабаса Барабаса, локтем – Дуремара, дубинкой вытянул по спине лису Алису, сапогом швырнул в сторону кота Базилио… Неожиданное появление Карло, его дубинка и нахмуренные брови навели ужас на негодяев...

Дуремар подобрал полы зеленого пальто и полез с косогора вниз, повторяя:

— Я ни при чем, я ни при чем...

Но на крутом месте сорвался, покатился и с ужасным шумом и плеском шлепнулся в пруд».
Конец карьеры Керри, я думаю, здесь предсказан точно. Но что будет с иранской бомбой? Остаётся надеяться, что папа Карло не запоздает…
**********************************************


Книги Бориса Гулько:
Путешествие с пересадками.
Три книги воспоминаний.
397 страниц, включая фотографии. Очерки о чемпионах мира от Ботвинника до Каспарова и других великих шахматистах.
26 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Мир еврея. Избранные эссе с начала тысячелетия до 2012 года.
269 страниц. 20 долларов, включая пересылку по США и Канаде.
Заказать книги можно у автора: gmgulko@gmail.com
Книги продаются также на
Amazon и Amazon Europe


в начало статьи