№17(409)

Сентябрь 2015

   То были чудные мгновенья

Автор:  Феликс Левин, Сент-Луис, Миссури


Потому и неверуем вере,
Что любовь выставляем за двери,
Что смеемся наиву надежды –
Начиненные чванством невежды,
Что всосала болотною тиной
Электронных страстей паутина.

(Светлана Аксенова)


Господин случай
Молодой инженер был приглашен встречать новый год к своим таким же молодым друзьям в центре Москвы. За праздничным столом он оказался сидящим ближе других к входной двери квартиры. Незадолго до того, как часы пробили двенадцать раз, раздался звонок в дверь. Хозяйка, занятая гостями, попросила молодого инженера открыть дверь и впустить запоздавших. Он встал, подошел к двери и открыл её. На пороге стояла запыхавшаяся от быстрой ходьбы и раскрасневшаяся от мороза молодая девушка, как ему показалось, изумительной красоты с развевающимися слегка рыжеватыми волосами, окаймляющими её прекрасную головку подобно нимбу на картинах древних художников. От всей её натуры веяло какой-то необъяснимой свежестью, молодостью, энергией и здоровьем. Она была настолько обаятельна, что распахнув дверь, молодой человек открыл рот от удивления и замер у порога в безмолвии, наслаждаясь видением. Ничего подобного ранее с ним не случалось.
Немая сцена закончилась неожиданным замечанием с её стороны: «молодой человек, рот можете закрыть, не мешало бы и поздороваться и, может быть, Вы пропустите меня в дом?». Она выпалила это на одном дыхании. В глазах промелькнула лукавая усмешка. Прикрыв рот, он приветливым жестом пригласил eё войти в дом. Дар слова еще не появился. Легкая шубка коснулась его, вызвав непонятное электризующее влияние, и милое создание в виде морозного облачка впорхнуло в праздничную квартиру. Она так быстро сбросила шубку, что он не успел даже помочь ей в этом. «Вот увалень» - наверное, подумала она. У неё была прелестная фигурка, что не осталось не замеченным. Присутствовавшие в большинстве своем её хорошо знали. «Анечка, привет ! Садись рядом» – посыпались приветствия и приглашения. Она любезно откликалась. Молодой человек, к которому, наконец, вернулся дар речи, на правах первооткрывателя двери тоже пригласил её сесть рядом с собой. Поблагодарив за приглашение, она села через одного человека от «первооткрывателя». Этим человеком был хороший друг и товарищ «первооткрывателя», закончивший вместе с ним один и тот же институт (МВТУ). То был высокий интересный атлетически сложенный брюнет, тоже не женатый. Чувствовалось, что Анин выбор - сесть рядом с ним, очень воодушевил его.
В процессе встречи нового 1963 года брюнет, видимо, так переусердствовал в приеме спиртных напитков, что, в конце концов, начал сползать под стол. Друзья помогли ему переместиться в другую комнату, где он благополучно проспал до утра. Впоследствии он говорил, что подобное случилось с ним впервые, и он не может себе этого простить, потому, что Анечка ему очень понравилась. Таким образом, «господин случай» позаботился о том, чтобы молодой человек и прелестная Анечка сидели рядом. Они и танцевали всю новогоднюю ночь, беззаботно болтая на разные темы. Под утро он проводил её домой по заснеженной Москве. То был незабываемый Новый год. Поцеловать себя она не позволила, но номер телефона все же согласилась назвать. Записать было нечем, да и не понадобилось записывать, ибо этот номер устойчиво остался в памяти. На следующий день Аня была приглашена им в театр. Встречались каждый день и всегда он провожал её до дома, чего раньше по отношению к другим девушкам у него не наблюдалось. Так продолжалось... целую неделю, в конце которой он и предложил Ане стать его женой. Произошло это на небольшом старом московском мосту вдоль Ново-Басманной улицы, недалеко от метро «Красные ворота», где многие годы тому назад не раз прогуливался Александр Сергеевич Пушкин, проживавший некоторое время в том районе.

Вместе
Сейчас этот молодой человек уже далеко не молодой, но на вопрос «существует ли любовь с первого взгляда ?», отвечает однозначно и уверенно «Да, существует!». Интересно, что Аня, по-видимому, не ожидавшая такого развития событий, остановилась посреди моста, с удивлением взглянула на него и, широко раскрыв глаза, медленно и глубоко прочувствованно проговорила « ... Я думала, Вы серьезный человек !». Она не дала своего согласия, но и не отказала. А на следующий день он должен был надолго уехать на Урал в Свердловск на знаменитый «Уралмашзавод», где проходила серьезная работа с его участием. Он, как аспирант ЦНИИ Черной металлургии, был одним из разработчиков материала и технологии изготовления изделий ответственного назначения. Последующая жизнь показала – человек он оказался серьезный и отвечал за свои действия, сделав много полезного для людей.
Аня была выпускницей Московского института связи. Работала на телефонной станции, затем в Центральном Конструкторском Бюро министерства связи руководителем сектора. Отец её погиб в народном ополчении в 1941 году при обороне Москвы. Мать воспитала троих детей и все они получили высшее образование. Брат Ани, военный инженер, специализировался в области вооружения атомных подводных лодок. Погиб от радиационной болезни в расцвете сил в возрасте 54 лет.
Девятого мая в день Победы они отнесли свое заявление о желании создать новую семью в Дворец Бракосочетания, а 22 июня в день начала Великой Отечественной Войны в том же дворце народный депутат поздравил их с вступлением в законный брак.
Очень важно в жизни найти любящего человека, потому, что в жизни не хватает этого чувства. Один философ очень просто, совсем не по философски, сказал, что каждому надо иметь рядом любящего человека, иначе будет очень грустно.
Интересно, день бракосочетания выдался на редкость дождливым. Потоки дождя низвергались на землю. Говорят, это хорошая примета. К тому же, в тот день вернулась на землю первая женщина космонавт Валентина Терешкова. Движение по Москве было перекрыто и молодожены не по своей вине опоздали во Дворец Бракосочетания. Слава Б-гу все закончилось благополучно.
Вероятно, в мире нет ничего лучше, чем иметь детей. Их не смогут заменить ни друзья, ни деньги. Если семейная пара готова нести полную ответственности за другое человеческое существо, искренне прочувствовать к нему любовь и глубочайшую близость, только тогда можно заводить детей.
Через год родился хорошенький мальчик. Еще через четыре года родился второй, не менее хорошенький мальчик. Но о них разговор как-нибудь в другой раз.

Однажды
Однажды, случилось так, что Анин муж попал в тяжелую производственную аварию: произошел взрыв емкости, содержащей концентрированную 98 % серную кислоту. Пострадало несколько человек. Хотя люди были опытные и были одеты в специальную защитную одежду - маски и защитные очки, тем не менее, взрыв тем и непредсказуем, что под его воздействием может быть нарушена сплошность защитных средств. Кроме того, в процессе нейтрализации концентрированной кислоты водой происходит интенсивный разогрев кислоты, носящий также взрывной характер. Тот самый «первооткрыватель», получил тяжелые кислотно-термические ожоги ног, рук, лица и даже глаз. Глаза до последнего прикрывались защитными очками. Но когда в процессе ликвидации аварии под потоками воды нужно было снять одежду, сапоги и очки, то смывка уже остатков разбавленной кислоты попала в глаза и на ноги. Ощущение было такое, как будто горсть песка засыпали в глаза. Нестерпимая боль от ожогов и резь в глазах – создали впечатление ада. Скорая помощь прибыла весьма оперативно. Сделали эффективные обезболивающие уколы, вероятно наркотические. Врач «скорой» шприцем проколол кровеносный сосуд в бедре и наполнил шприц горячей кровью. Этой горячей кровью он промывал пострадавшему глаза и, как впоследствии комментировали врачи известной глазной клиники Федорова, глаза были спасены. Уже много позже американские врачи подтвердили правильность и своевременность такой процедуры. В ожоговом центре пострадавших лечили более 4-х месяцев. Цвет лица отца был черным. Ноги превратились в гнойные язвы. Предстояли операции.
В этот тяжелый период Аня не отходила от больничной койки. Через знакомых за большие деньги она достала натуральное афганское «мумиё», с помощью которого она сама врачевала мужа. Врачи не признавали «мумиё». Она делала так, чтобы врачи не узнали об этом. Например, была назначена операция по пересадке кожи. Утром врачи делают осмотр и говорят, что по сравнению со вчерашним днем рана затягивается. Решили подождать пару дней. Аня тем временем продолжает свое лечение. Опять врачи говорят - прогресс налицо, подождем еще пару дней. Так удалось избежать операции. Какую же надо иметь веру, смелость и силу воли, чтобы с таким упорством добиваться выздоровления мужа и внедрить в его сознание уверенность в выздоровление. Дети не должны знать безотцовщины. Вместе они создавали тот взаимный заряд жизнелюбия, энергии и взаимоуважения, который, в итоге, создает мощный стимул к выживанию, спасает участников уникального социального сообщества, называемого семьей. Дети видели черное обгорелое лицо отца и его раны, почувствовали атмосферу смерти и страха. Они интуитивно понимали, как важно быть любимым одновременно отцом и матерью.

Новая работа
В настоящее время отец и двое сыновей живут в США. К сожалению, Анечка так и не дожила до этих дней. Первым покинул страну младший сын. После этого отцу сказали, что он не может оставаться на занимаемой должности начальника лаборатории коррозионностойких сплавов ЦНИИЧЕРМЕТ, так как должность связана с допуском к секретной информации.
В перестроечный период Анин муж, используя свой научный задел и научные связи, сумел заключить контракт с фирмой VDM, входящей в концерн «Круппа» в Германии, на совместные исследования по изысканию и технологическому освоению специального сплава. Он и был руководителем и ответственным исполнителем работы с Российской стороны. Впоследствии этот сплав был запатентован в США и ряде других стран. Получаемые российской стороной ежегодно по контракту 126 тысяч конвертируемых западногерманских марок позволили безбедно выжить не только лаборатории, но и целому институту в период перестройки. После указанных событий директор отраслевого института отстранил эффективно действующего специалиста от контракта, сделав себя руководителем работы, в которой плохо разбирался. Само отстранение было сделано в оскорбительной форме и об отстранении стало известно в результате звонка с фирмы. Представитель фирмы попросил объяснений, ибо им нужен был творческий сотрудник, по инициативе которого был создан новый сплав, а не администратор с партбилетом коммунистической партии в кармане. Кроме того, немецкая сторона рассчитывала на последующее развертывание внедренческих работ на российских химических предприятиях. Отстраненный руководитель посетил представительство в торговом центре на Красной Пресне и объяснил реальную ситуацию. Немецкой стороной контракт вскоре был расторгнут. Институт лишился валютных поступлений. Впереди предстояло увольнение. Этот процесс по непонятной причине затянулся на 8 месяцев, что позволило подыскивать другую работу, а также решать вопрос об отъезде из страны.
С новой работой получилось удачно. Совместному американо-российскому акционерному обществу «Индустриальный сервис» нужен был высококвалифицированный специалист с хорошим знанием особенностей нержавеющих сталей и технологии их производства на металлургических предприятиях. Хорошие контакты с руководителями заводов – производителей нержавеющих сталей и с руководителями отрасли оказались востребованными, может быть, в первую очередь. Немаловажную роль сыграли отличные отзывы компании «Крупп». Так Анин муж оказался сначала инженером в Акционерном обществе, а затем через весьма короткий срок стал директором департамента металлургии. Зарплату платили в рублях, а премиальные в валюте. Премиальная часть во много крат превышала зарплату. Американцы умели ценить специалистов

Новые проблемы
Но в жизни не бывает все гладко. Беспощадный «рак» подкрался к Ане. Еще Пастернак называл его болезнью печали. Да, бесконечные волнения, переживания за детей и мужа, борьба за выживание, страх за родных и близких – все это, по-видимому, переросло в постоянный стресс, стимулирующий болезнь. Операцию по удалению груди и последующие циклы химиотерапии она перенесла мужественно. Только муж знал истинную цену её страданий. В то время младший сын уже был в США. Старший – сделал все, чтобы один из лучших хирургов Москвы делал эту операцию. Операция, казалось, завершилась успешно. После операции прошло 5 лет. Срок, как-будто достаточно представительный, чтобы подумать о полном излечении. Аня даже успела слетать в Америку, чтобы убедиться, как обстоят дела у младшего сына и чем можно помочь ему. Встречалась с преподавателями Университета, в котором учился сын, и осталась довольной их отзывами. Она благословила и старшего сына на эмиграцию в США. Да и сами они – муж и жена, уже оставшись одни, приняли не легкое решение - уезжать. Были, правда, опасения, что мужа не выпустят по причине наличия допуска к секретной работе. Но то, что его вынудили заранее уйти с работы и то, что он был принят на работу иностранной компанией (вероятно, в перестроечный период это был прокол компетентных органов, призванных присматривать за нами) сделали свое дело и разрешение на выезд в итоге было дано. К тому же, дети уже находились в Америке, а воссоединение семьи было в духе принципов ООН, которые поддерживали как правительство Горбачева, так и Ельцина.
Но коварство болезни хорошо известно. Началось с безобидных бронхитов, врачи вовремя не поставили правильный диагноз, а когда, наконец, уcтановили, что у Ани метастазы в легких – то было поздно, оба лёгких оказались уже не операбельны. После установления диагноза, один из 5 врачей - пульмонолог, участвовавший в консилиуме, отозвал мужа в сторону и медленно произнес: «ваша жена больше не увидит своих детей». Каково было это выслушать – невозможно описать.
С момента консилиума прошло всего три недели и Ани не стало. Последние дни муж и жена провели вместе в двухместной палате больницы, предоставленной им заведующим отделением. За день до смерти Ани, муж на руках донес её в операционную, где из обоих легких была откачена жидкость. Ей стало легче. Обратно в палату он также нес её на руках, и она крепко обняла его за шею. Он, почувствовав силу её рук, подумал: «нет, такая жизнелюбивая, умная, энергичная, сильная и любящая жена и мать не может умереть; она должна жить, умереть – это несправедливо». В минуты безысходности человек обращается к Б-гу. Человек полагает, Б-г располагает. Правда, это особая тема, сейчас мы её не будем затрагивать.
Незадолго до смерти, когда на вопрос, «что болит?», она ответила «ничего, но сил нет», Аня нежно обняла и поцеловала мужа и тихо сказала: «...ты был слишком хорошим мужем, береги детей, не женись быстро...». Видно было, что силы оставляют её. Он хотел что-то сказать. Он не понимал или не расслышал - что значит «слишком», он не осознавал, как можно говорить о какой-то женитьбе после 33 лет совместной прекрасной жизни. Хотел сказать, как дороги ему дети!...
Но комок подкатил к горлу и слов не получилось... Они всегда понимали друг друга молча...


Судьба
В день смерти было пасмурно и моросил дождь. Погода напоминала день свадьбы, но тогда радость и любовь переполняли сердца и мир казался светлым. Теперь – боль в сердце, горе и пустота в душе.
«С тихой грустью Тебя
вспоминаю,
Дорогая, родная моя !
До свиданья, любимая Аня –
Я всегда обожаю Тебя !».

На следующий день стояла прохладная, но удивительно солнечная погода. Проходя мимо школы, увидал стайку беззаботно бегущих детишек, щебетали птички. Яркое солнце, яркая зелень и яркие краски весны создавали впечатление нереальности происходящего. Странно устроен мир. Зачем жить? Но что-то в подсознании подсказывало: ты же ответственен за детей, они выехали в США, но еще не стали на ноги. Ты можешь и должен им помочь. Ты обязан выполнять напутствие жены. Позже родились такие стихи:
«Разгребал я подводные камни,
Раскрывая глаза тем, кто слеп
Помогал находить самый главный
В жизни стержень – опору для тех
Кто не знал, как найти свою
гавань
Как бороться, любить,
сострадать,
Воспитать в себе самую малость – Научиться людей уважать».

Разрешение на выезд в США Аня уже не увидела. Прах Ани помог вывезти в США старший сын, прилетевший из Америки на похороны. С его помощью разрешение было получено и таможня после контроля пропустила урну. Покидать страну, где было прожито 62 года, мужу пришлось одному. Интервью в Американском посольстве в Москве прошло удивительно просто. Сотрудник посольства выразил соболезнование по поводу смерти жены, пожелал доброго пути и высказал надежду, что знания и опыт будут востребованы в США.
Захоронена Аня на одной из старых горных вершин Аппалачей, на кладбище консервативной синагоги невдалеке от городка с библейским названием Бетлехем (Пенсильвания). Именно в этот городок металлургов она приезжала, чтобы в последний раз навестить сына, решившего обратиться к американским властям о предоставлении ему политического убежища. На этом кладбище вся маленькая семья, состоящая из отца и двух сыновей, собирается, чтобы почтить маму и жену. На памятнике оставлено свободное место и для меня.

Память
Здесь я вынужден раскрыться: статья автобиографична и написана в память о моей жене. Почему-то вспомнил я, как однажды в каком-то споре сказал, что для меня главное - это работа. Жена подошла ко мне, обняла за шею и тихо произнесла: « ...а для меня главное – семья». Сразу все стало на свои места. Мудрая была женщина.
Посещение этого места всегда волнительно. Высоко в небе можно увидеть красиво и плавно парящего орла. Гордая свободная птица – символично. Когда устанавливали памятник, было на редкость тихое солнечное теплое утро. Неестественно сине-голубое небо и волны ласкового воздуха принесли с горных долин аромат чего-то очень родного и с детства до боли знакомого. Было странное ощущение, что время остановилось, что все это уже было когда-то. Ненавязчивые воспоминания как-то нереально переплелись с образами родных людей и с мыслями о насущном. В этом конгломерате чувств, вероятно, и состоит суть соприкосновения с вечным или очищение.
Нечто подобное мне однажды довелось испытать у стены плача в Иерусалиме, впервые побывав в Святом месте. Приблизившись к древней стене, вмуровал в её расщелину лоскуток папиросной бумаги с заранее написанным и только мне известным содержанием. Затем легко коснулся стены лбом и руками и из глаз покатились слезы, хотя человек я далеко не сентиментальный. Эта пропитанная кровью земля была пронизана какими-то волнами – она оказывала удивительное и непонятное энергетическое воздействие. Осмотревшись, увидел, что рядом стоявшие люди находились в примерно таком же состоянии и никто не испытывал стыда. Наоборот, появилось чувство гордости за причастность к этой реальности и ощущение нарастающего прилива энергии. Это трудно понять, не побывав там и не испытав всего.
Подобное необычное чувство испытываешь, поднимаясь каждый раз к вершинам древних Аппалачей. Однажды, придя сюда, я увидел группу строительных рабочих, укладывавших ступеньки на крутом подъеме. При виде пришедшего они приостановили работу, сняли головные уборы и молча удалились. Рабочие не возобновляли работу, пока я не покинул это место. Даже в таком незначительном факте чувствовалось уважение простых американцев к духовным человеческим ценностям.

Поддержка
Известно, что в жизни всегда бывает трудно принять решение. Перед принятием серьезных решений члены семьи также идут к Ане, чтобы принять правильное решение. И она помогает.
Эти места связаны и с другим важным для моей семьи событием. Здесь у подножья Аппалачей в местном Университете – Lehigh University я неожиданно для себя стал визитинг-профессором Университета и даже опубликовал книгу справочник-каталог на английском языке «Современные коррозионностойкие стали и сплавы», посвятив книгу моей жене. Американское общество металлургов (ASM International) наградило меня ценным подарком - картиной. Полагаю, что это тоже её заслуга, ибо она смогла создать в семье творческий климат, взаимопонимание и поддержку.





         

в начало статьи