№19(339)

№20(340)

Октябрь 2012

ПОЭТИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА


Григорий Дикштейн «Все больше прошлого...»
Дикштейн Григорий Ефимович - известный автор-исполнитель. Песни пишет с 1959г. Сегодня их более чем 500. В Москве им были записаны на фирме «Мелодия» три виниловых авторских диска, а в Америке -  7 компакт-дисков. Вышли две книги песен и стихов Григория Дикштейна «...и отзовётся эхо!» (Чикаго,США) и «Мы дети погонь и агоний» в издательстве «Фолио» (Украина). Его имя в числе самых избранных авторов бывшего Советского Союза (20 имён) в чешском сборнике песен «Оркестр доброй надежды», издательство «Tatran», Прага. С 1994 года на радио "Новая жизнь" ведёт передачу "Поющие поэты".


                  КАМЫШИ
Дней прошедших листья вороши,
пряной прелой прелестью пьянея...
Что я вспоминаю: камыши,
воду, лодку лёгкую над нею...
Камыши лениво, не спеша,
о своём бормочут и судачат.
И о чём поют они и плачут,
бархатные стрелы камыша?

Может, не прощенная душа,
в них стеная, рвётся на свободу?
Слышите, веслом тревожа воду,
тихие молитвы камыша...
Я хочу дождаться и дожить,
отложив дела с водою первой,
вновь уткнуться лодкой в камыши,
как в плечо надежды или веры.
.........................................................
Город засыпает в этажах,
В дымное укутан одеяло...
Заполняйте памяти провалы,
тихие молитвы камыша.
*        *          *
Всё больше прошлого, о будущем молчу,
чтоб  не смешили Бога наши планы...
И без того  размыты и туманны
и завтра, и сегодня ... Я хочу
мгновения прославить и запомнить:
любимую и близких, и друзей,
и не искать, как мудрый Одиссей
того, что может чашу дней заполнить
вдали от вас... Мы истины хлебнём,
осознавая:  миг приносит счастье,
сиюминутность. Разве в нашей власти
столетья? Ограничиваюсь днём.
Он дольше века... Избегая лжи,
прославлю день, который ладно прожит.
Ещё когда мой ангел крылья сложит!
Так постоим над пропастью во ржи...
Под этим солнцем и невольные грехи,
сулящие грядущие открытья,
цикадовы трескучие соитья
и детский смех, и новые стихи,
и просто жизнь, где ноша по плечу...
Идёт спектакль. Увы, без репетиций.
И шелестят сценария страницы...
Всё больше прошлого.
О будущем молчу...
16 июля 2012

 

         СОЖАЛЕНЬЯ
Вот и птицы домой не летят...
Откурлыкали да отрыдали.
Удлиняется тень, изменяя пейзаж,
остальное – как прежде, увы!.
Не линяют  надежды, хотя
мы своё ещё недострадали.
Разбиваются мифы о счастья  мираж
в пересудах досужей молвы...

А душа, где не тронешь – болит.
Погляди: день на день не похожий.
Непогожих вестей раскалённый болид
норовит ну не в дверь, так в окно...
Из различных позиций палит
дальний, ближний и даже прохожий,
а  парящий вчера в небесах не парит,
уколовшись о веретено.

Не буди задремавший  поток
сожалений, обид, непрощений.
У ружья на штыке примиренья платок,
но рука  досылает патрон.
Мудрых слов не накопишься впрок
на царапины от огорчений.
Жаль души теремок  запирать на  замок
до двусмысленно-лучших времён.

«Всепрощенье» -  не действие,  звук,
угасающий  ветер при штиле.
Паруса в ожиданье натруженных рук
замирают в унылой тоске.
Нет спирали, а замкнутый  круг
ни уму неподвластен, ни силе...
И что  пьяному произнести недосуг –
то у трезвого на языке...
                  *      *        *
Мир соткан из противоречий...
Покуда гений, бисер мечет,
не облекая части речи
в поэмы,  ножны без ножа -
лишь оболочка формы, ибо
что без него они смогли бы?
Влекут фантазии изгибы
туда, где прошлого не жаль.
Где век прошедший зол и душен,
где храм светлел, но он разрушен...
Навозом тянет из конюшен,
что расположены, увы,
на том на самом лобном месте.
И это что-то вроде мести
за веру. Прячутся в подъезде
с живою ношею волхвы.
Они -  свидетели подмены,
умрут гвоздём вскрывая вены,
и ложь свинцом, мечом, поленом
пойдёт, прокладывая путь.
Зверьё, что в каждом дремлет тихо,
проснётся, скаля зубы дико,
и не пропляшет Эвридика
ни завтра, ни когда-нибудь...
Всё повторяется... И змеи,
и легковерные Орфеи.
Укус... ни музы нет, ни феи.
Противоядия пока
от слова злого и навета
не создал мир... Как страшно это...
И тетива у арбалета
дрожит, как жилка у виска.

                         ***
«...Трубит труба, откинут 
полог!»
Булат Окуджава

Вот жизни детская сорочка
на год короче, не на миг...
Так был ли круг или цепочка
друзей-товарищей моих?
Что непреложно, а что ложно,
кто властью пользуется всласть?
Мы рвали цепь неосторожно...
Кровь под ногтями запеклась.
Жалеть, завидовать, бояться, -
ни в коем разе! Никогда!
Ведь дал Господь нам состояться,
не раствориться без следа.
Не забывая о Прокрусте,
попробуй выкроить совет,
или скорбеть без ложной грусти
о тех, кого в помине нет...
Так будем не велеречивы
в своих моленьях и делах.
Пусть мысли противоречивы, -
они на совесть, не на страх.
И быть сему... Урок не долог.
Звонок – и двери прочь с петель!
И голос, прошлого осколок:
«Трубит труба, откинут полог...»
Храни нас, Боже, от потерь...
                *     *     *

Дни рядовыми не бывают,
они в похожести своей
лишь равнодушно убывают...
Пускай поёт, как соловей,
Пророк о том, потустороннем,
нас на мякине не провесть!
Покуда знак в тестостероньем
анализе не плох, Бог весть,
какие дали нас поманят,
какие страсти увлекут.
Вот ошалевший от вниманья
души трепещется лоскут.
Увы! По  зеркалу в прихожей
ползут морщины, а печаль
в глазах вчера ещё,  быть может,
вас огорчала... Вот причал
с прекрасным белым пароходом
вдали маячит... Счету несть
бегущим дням, и с каждым годом
ценней бессовестная лесть,
что нездоровье за усталость
воспринимает...  Милый бред
несём, как флаг! Какая жалость,
что не спасающий от бед
настой весёлого   коварства,
интриг любовных и того,
что есть от старости лекарство,
уже на донце! Каково
о том в кругу таких же пьяниц,
как я, бокалы поднимать,
балдеть от приближенья пятниц,
мечи из ножен вынимать,
на вертеле ворочать тушу
кабанью, дрыхнуть, как сурок,
и, растопырив уши, слушать
шальную музыку дорог...
Мараю лист и уповаю
на лозунг, выдуманный мной:
«Дни рядовыми не бывают...»
Бывают? Кто ж тому виной!

        10 февраля 2007 года
         1945. ПРЕМЬЕРА
Послевоенный город и щерятся зверьём,
остатки стен в дымящихся руинах.
Мальчишки подрываются на минах...
Дверной проём, завешенный тряпьём...

Живём в сыром подвале, где мыши не живут,
в солдатском котелке ледок на донце
и, щурясь на полуденное солнце,
макуху мои сверстники жуют.

В далёком сорок пятом, где в доме по вдове,
Мы к ночи разлетаясь по баракам,
с утра опять карабкались по тракам,
стоящего на площади  «КВ».

К столовке офицерской стекались пацаны
с орудием труда - сапожной щёткой...
и я там был, голодною икоткой
измученный, как впрочем полстраны.

Превозмогая робость и сам себя кляня,
как чаплинский Малыш с киноэкранов,
не вынимая руки из карманов,
я пел совсем негромко: «Жди меня» ...

И лейтенантик в черной перчатке на руке
и сизой пылью на щеках небритых
с коляски на подшипниках разбитых
мне протянул сухарик в табаке...

В том зеркале событий, разбитом на куски,
мой горький век глаза мне не осушит,
войною искалеченные души
сегодня мне по-прежнему близки.

Забытый вкус Победы... Одно наверняка:
средь голода, безверья и разрухи
был слаще пирога кусок макухи
и тот сухарик в крошках табака...

Когда же невесомо над миром закружу,
как вырванная бурею страница,
пускай щека от песни увлажнится...
Я издали спасибо Вам скажу...
10 февраля 2010
Давайте припомним всё скопом:
железом гремящий трамвай,
в стакане гранёном с вишнёвым сиропом
вода, пироги в Первомай.
Иглы патефона шипенье,
стенания очередей,
с экрана в лианах Тарзана паренье,
безликие рожи вождей.
А в парках гулянья и драки,
на площади танцы, парад...
И мёд поцелуя в подъезде во мраке,
и мокрых углов аромат.
Азартный  простенок, орлянка,
прицельное шлёпанье бит..
То дудки, то  клёши, то шапка-ушанка -
совковый замызганный быт.
Помада на белых сорочках,
лихая армейская стать,
Девчонки в юбчонках и белых  носочках
и хочется всё наверстать.
Полшага от братства до блата,
под праздник – дают колбасу...
Задор Евтушенко и песни Булата,
свобода... в горах и в лесу...
Ещё до Америки  мили,
и юность на фото – не лесть...
Мы были такими, мы были, мы были!
И Богу спасибо, что есть!

в начало статьи