№19(339)

№20(340)

Октябрь 2012

Вакханалия чувств

Автор: Наталия  ШУР
Фото: А.Клебан


В Творческой гостиной Welcome прошел вечер «Три звезды», в программе которого была музыкально-поэтическая композиция «Я клавишей стаю кормил с руки...» при участии актрисы Марины Кармановой, Александра Мищенко  - кларнет и Нины Коган - фортепиано. Стихи Пастернака, Цветаевой, Сулейменова, Мандельштама, Бродского, Окуджавы.
Из скупых слов афиши трудно представить, какой шквал эмоций и переживаний может вызвать высокая поэзия в сочетании с чарующе-завораживающей музыкой и блестящим актерским талантом.

Нина Коган, Марина Карманова и Александр Мищенко


Актриса Марина Карманова в этот вечер прожила на сцене целую жизнь, да не одну; сумела передать человеческие чувства, о которых рассказывают-чеканят волнующе, образно и исчерпывающе гениальные, проверенные временем стихи.
О чем поют поэтические струны? О нашей бренной жизни, о корнях, об истоках.
Право жить.
А надо ль это право? Моя мама
благородней правды.
Кто нас наделяет правом жить?
Они поют о любви, всепоглощающей, жертвенной и безоглядной.
Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.
Любовь не бывает вечной, тенью следует за ней боль разлуки.
Сверхбессмысленнейшее слово:
Расстаемся. – Одна из ста?
Просто слово в четыре слога,
За которыми пустота.
И в центре  мироздания стоит Женщина. Ее символический образ многогранен  - «кто создан из камня, кто создан из глины... » Ради любви она готова на подвиг, самопожертвование: 
Я не держу. Иди, благотвори.
Ступай к другим...
На самоиронию -
Я люблю тебя,
Как слабый - славу
Как осел - траву,
Как солнце – небо.
На самобичевание –
И разве не моя вина,
что не случилось,
и разве не моя вина -
не получилось.
И на кокетство  -
Долг и честь, Кавалер, - условность.
Дай Вам Бог целый полк любовниц!
Изъявляя при сём готовность…
На мой взгляд, это было поэтическое шоу, необычное, яркое и трагичное: стихи погружались в ауру музыки, создающей волны настроения - от умиротворения и ожидания до восторга и исступления.
Музыкальными чародеями выступили Нина Коган и Александр Мищенко, сумевшие своим дуэтом и отдельными сольными фрагментами расставить акценты и дополнить прекрасные стихи, подчеркнуть их лиризм и музыкальность.

Марина Карманова


На фоне сдержанной фортепианной партии кларнет Александра звучал и пасторально, и страстно, в унисон стихам. Временами, ведомая поэтическим нервом музыка становилась экспрессивной, мятежной, прерывая стихотворные строки диссонансными аккордами...
Александр является автором музыкальной части композиции. Он рассказал:
- Работу мы с Ниной начали с того, что прослушали поэтическую композицию в исполнении Марины и выбрали лучшие вещи из нашего репертуара, которые соответствуют теме и настроению  поэта. Это были лирические мелодии из альбома «Времена года» Чайковского, «Картинки с выставки» Мусоргского. Музыка Вебера внесла романтику, Прокофьева - драматизм, Гуно - размышление, созерцательность.
Я выстраивал музыкальную линию так, чтобы динамика нарастала согласно развитию стихотворного действия до накала кульминации, затем спустилась, чтобы в конце снова повыситься...
Зал тепло, с пониманием принял артистов, но на удивление, исполнение стихов вызвало полемику зрителей, мнения которых разделились.
Лидия Скалозуб: «Я пришла на этот поэтический вечер, зная, что Марина Карманова  замечательная  актриса и хороший чтец поэзии, мне приходилось её раньше видеть в этом качестве.  Начало концерта было замечательное, и я предвкушала, что и дальше всё  пойдет на таком же высоком поэтическом уровне. Но постепенно Марина уклонилась от поэтического чтения  в сторону драматического действия на сцене. Марина своим актёрским талантом и энергией затмила поэтическое значение этого вечера. Я не слышала вдохновлённой тишины между словами, которая всегда сопутствует чтению стихов. И я уже не могла внимать стихам, а просто любовалась игрой актрисы. Я восхищаюсь актрисой, но, по-моему, здесь был небольшой перебор в подаче материла: слишком громко и порой истерично.
Чтение поэзии для зрителей – это всегда риск. Спасибо Марине, что она не побоялась взять на себя такой риск и показала своё собственное видение поэзии. Браво, Марина!!!»
Лариса Поляк: «Это мои мысли вслух. Представленная музыкально-поэтическая композиция интересна и по форме, и по содержанию, я получила большое удовольствие.
От актрисы Марины Кармановой исходит очарование: органичные мимика, жест, пластика тела. К светлому одеянию - свободной длинной юбке и ажурному платку на плечах - со вкусом подобрана заколка серебристого цвета.
Сравнивая представленную постановку с другими подобными, могу сказать, что автор интерпретации Марина Карманова сделала ее по-своему, с необыкновенным эмоциональным эффектом в сопровождении  прекрасной музыки. Единственно, что меня поначалу смутило, - повышение голоса до крика, ведь убедительность в поэзии  не зависит от громкости звука.
Мое пожелание. Поэзия интимна, требует индивидуального контакта автора с читателем. В зрительном  зале актер обращается к тому, кто его понимает. И вдруг возникает феномен сцены - удивительный духовный контакт, слияние душ. Так произошло и на этот раз. Но для полноты чувств хотелось бы иметь программку с указанием автора и названия стихотворных и музыкальных произведений.
Желаю всем исполнителям дальнейших творческих успехов».
Полагаю, что такое горячее обсуждение вызвало страстно-эмоциональное исполнение актрисой стихов казахского поэта Олжаса Судейменова.
Он разрывал ее руки,
как ткани.
Она, как раба, отбивалась руками,
кусалась, мычала,
впивалась зубами досады,
визжала,
как нежный джейран
в тигриной засаде.
Сдавил ее горло
и в рот ей вогнал крик,
он белел из открытого рта,
словно мраморный клык,
и скользил по броне боевой,
защищающей сердце.
Поэтический образ этого стихотворения - ужас женщины. Перед неотвратимым злом. И по ассоциации сразу возникает картина Мунка «Крик»: безумные глаза и беззубый рот, застывший в безмолвном крике. А как реагировать на изувера и насильника? Увещевать шёпотом? - когда... (метафора того же автора):
А когда язык ломает зубы!
А когда глаза сжигают веки!
На мой взгляд, Марина раскрыла всю глубину человеческого страдания, и ее экспрессивная манера в полной мере соответствует замыслу и настроению автора стихов. И это главное.
А что касается  жанра воплощения стихов на сцене, то он может быть любым (вспомним, к примеру, комедии и трагедии Шекспира, оперу «Евгений Онегин» и даже балет «Бахчисарайский фонтан»). Был бы талант!
После спектакля Марину окружили поклонники. Я тоже задала несколько вопросов.
Марина, ваше первое представление музыкально-поэтической композиции «Я клавишей стаю кормил с руки...» прошло с большим успехом и вызвало неподдельный интерес зрителей. Поздравляю!
- Спасибо. Мне тоже было приятно общаться с такой заинтересованной аудиторией.
Скажите, откуда такое название и по какому принципу Вы подбирали стихи для этой композиции?
- Это первая строка из стихотворения Бориса Пастернака. Кормить с руки – для меня символ самотдачи, служения поэзии, музыке, гармонии. И сегодня я просто хотела отдать людям, пришедшим на этот концерт, мое прочтение любимых стихов, которые и составили нашу композицию. Так родилось и название программы.
Какая ее основная идея, что объединяет эти стихи?
- Это образный, эмоциональный рассказ-размышление о жизни и любви, о том, из «чего мы сотканы». Мне хотелось показать духовную сущность человека во всех ее проявлениях, со всеми взлетами и страстью, разочарованием и потерями.
Многие зрители назвали ваше выступление спектаклем из-за широкого диапазона звучания вашего голоса. По мне, так это комплимент!
- Безусловно комплимент. Спасибо. Это как раз то, чего мы добивались. Я драматическая актриса и в каждом произведении мне интересен герой и его переживания. Тембр голоса, его темп и громкость диктует уровень эмоционального напряжения стиха. Я - не чтец, не мелодекламатор, не бесстрастный диктор; у меня другой, свой изобразительный ряд, своя интерпретация. И это безусловно «на любителя», как всё в искусстве.
А для простого ознакомления с произведением автора ничего лучшего, чем чтение книги, не придумать. Для этого не надо идти в театр.
Соответствовала  ли музыка вашему прочтению стихов?
- Нина и Саша блистательные музыканты. Без них, талант которых дал возможность представить зрителю такое музыкальное видение поэтических строк, не было бы спектакля, а был бы просто чтецкий вечер. Бесконечно им благодарна и надеюсь на дальнейшее сотрудничество...
Вечер закончился аплодисментами, цветами, овацией. Музыкант и композитор Зитта Рит преподнесла букеты со словами: «Я благодарю устроителей за замечательный концерт «Три звезды», в котором каждый исполнитель - это звезда первой величины. Марина Карманова не просто читала стихи: ее вид, движения, глаза - все говорит о высоком мастерстве актрисы. Настоящие профессионалы Александр Мищенко и Нина Коган талантливо воплотили музыкальную часть программы. Спасибо вам».
Наша справка. Марина Карманова родилась в Минске, окончила театральную школу имени Щепкина при Малом театре, курс Царёва. Работала в Московском театре киноактера, Государственном драматическом театре Карельской ССР. Играла Машу («Три сестры»), Таню («Жестокие игры»), Лебедкину («Поздняя любовь»); участвовала в спектаклях «Маленькие трагедии», «Бумажный патефон», «Дни нашей жизни», «Госпожа министерша.
Снялась в кинофильмах: «Приказ», «Тревоги первых птиц», «Сиреневые сумерки», «Точка отсчета», «Седая легенда», «Всегда ваш, Тарич». Работала с такими замечательными режисерами, как Хейфец, Джангишерошвилли, Туров, Абдрашитов, Матвеев, Вербовская, Тупиков.
В Чикаго Марина создала целую плеяду замечательно-разноплановых образов: зажигательная испанская женщина («Трактирщица»), мудрая еврейская Голда («Тэвье Молочник), одержимая плотскими страстями монахиня («№13»), автор-поэт  («Посвящается Вам»), русскоязычная американка  («I don`t understand»).
В нашем городе Марина проживает с 1994 года. Много лет ведет детскую студию в русской воскресной школе при ORT-институте.
Нина Коган, имея техническое и музыкальное образование, стала серьезным «играющим» педагогом, блестящим аккомпаниатором и концертмейстером. Ее ученики и партнеры  - вокалисты, флейтисты, скрипачи и саксофонисты - участвуют в фестивалях и смотрах, побеждают в конкурсах.


Вот и кларнетист Александр Мищенко считает, что именно Нина дала ему дорогу в музыкальное здесь общение.
Талантливая пианистка, Нина Коган неоднократно выступала в нашей гостиной, всякий раз устанавливая высокую исполнительскую планку яркой эмоциональности и оптимизма.
Александр Мищенко  родился в Белгороде, в военной семье. Окончил музыкальную школу в Витебске, а после службы в армии - Минскую консерваторию по классу кларнета. Играл в Государственном духовом оркестре и альтернативных фольклорных ансамблях, с которыми выступал в Германии, Испании, Италии. Преподавал в музыкальной школе под Минском. В Чикаго приехал в 1994 году по Чернобыльской линии. Он вспоминает: «Как известно, музыка не кормит. Поэтому работал на стройке, сейчас вожу тяжелые траки. Приспособился. Эта работа дисциплинирует, вырабатывает точность, пунктуальность. Тогда остается время и для отдыха, и для занятий музыкой. Потому что остались музыкальные амбиции. Играю в разных ансамблях, преподаю, записываю музыку»...


Приведу еще один отзыв, высказанный на другой день после концерта.
Тина Слапина: «Я испытала колоссальный подъем. Будто вновь родилась. И после концерта у меня был удивительный день - необычное состояние. Вспоминала стихи, которые возвращают легкие, красивые чувства прошлых лет. Это оживляет, возникает просветление в голове, легкость в теле. Настолько приятным был этот вечер.
Я люблю стихи, у меня большая библиотека, и я их часто перечитываю. Но это было удивительное соприкосновение с прекрасным. Артистизм Марины Кармановой вызвал слезы радости. Вибрирует душа, весь организм, даже кости. Мне всё понравилось».
И в заключение благодарю всех участников этой импровизированной дискуссии, лишний раз подтвердившей, что в наш прагматичный век высокая поэзия не умирает, наоборот, привлекает все большее внимание ее ценителей и поклонников.

в начало статьи